Каримов в ущерб интересам узбекского народа отвернулся от Западной демократии

Выступление лидера партии ЭРК М. Салиха на слушании Конгресса США по проблоемам Центральной Азии

Мы всегда были сторонниками диалога с режимом президента Каримова и всегда приветствовали диалог Запада с тем же режимом. Не только потому, что Запад ставил во главе этого диалога требования проведения демократических реформ в Узбекистане, но и потому,что видели в сотрудничестве с Западом перспективу экономического развития страны и укрепления его суверенитета.

Однако, президент Каримов, в ущерб интересам узбекского народа, отвернулся от Западной демократии, дав понять мировому сообществу неприемлемость для его режима каких-либо демократических преобразований в стране.

Сегодня некоторые сторонники возобновления диалога с каримовским режимом аргументируют эту необходимость тем, что Запад, предприняв резкие шаги в сторону международной изоляции режима Каримова, многое потеряет как в политическом, так и в экономическом плане. Хочу утешить моих друзей. Запад ничего существенного не потерял в Узбекистане, потому-что ничего существенного там завоёвано не было ни в политической, ни в экономической, ни в военной области. За 15 лет сотрудничества с Ташкентом достигнутые результаты были весьма скромны. Теперь даже их не стало.

Возьмем политическую сферу. Демократические институты, созданные за 15 лет сотрудничества с западом всегда и полностью зависели от прихоти узбекского президента. Он мог в один миг их запретить и уничтожить, что и случилось, когда Запад потребовал независимого расследования андижанской резни.

За 15 лет сотрудничества Запад так и не смог добиться от нынешнего режима в Узбекистане легализации деятельности оппозиции и проведения каких-либо выборов с участием этой оппозиции и независимых кандидатов.

За этот период не было зарегистрировано ни одной политической партии оппонирующей режиму Каримова, были зарегистрированы всего лишь две правозащитные организации и те в скором времени были запрещены.

Западные страны и международные неправительственные организации приложили немало усилий по внедрению программ нацеленных на поддержку экономического развития Узбекистана,развитие демократических институтов, борьбе с бедностью, привлекли для этих целей немало средств и человеческих ресурсов, предоставляли щедрую гуманитарную помощь. Но в результате и эти усилия Запада были сведены на нет по воле того единственного человека.

Несмотря на все искренние старания, Запад не смог добиться от Каримова улучшения ситуации с правами человека, запрещения пыток и репрессий за религиозные и политические убеждения. Разумеется, давление Запада по этим вопросам имело в какой-то мере влияние на режим в качестве сдерживающего фактора. Но оно не было достотачным чтобы изменить курс внутренней политики президента Каримова.

Так же обстоит дело и в военной области и в области борьбы с терроризмом, незаконным оборотом наркотиков и оружия. База в Ханабаде, вокруг которой было много шума так и не смогла стать точкой опоры долгосрочных планов США и ее партнёров по НАТО в Центральной Азии. Ее функции были ограничены выполнением задач тактического характера, нежели стратегического. И самое печальное, её судьба, как и во многих других случаях,так же зависела от капризов того же узбекского правителя.

Военно-техническая помощь,оказанная Западом режимом Каримова в рамках сотрудничества в области борьбы с терроризмом, незаконным оборотом наркотиков и оружия была использована Каримовым не по своему назначению,а в качестве средств подавления инакомыслящих и оппозицию. Это можно было видеть не только в Андижане.

Узбекистан так и остался главной транзитной базой для наркотрафика из Афганистана, курируемой криминальными структурами Узбекистана, тесно сотрудничающими с правоохранительными органами и высшим руководством республики. Средства отпущенные на борьбу с терроризмом в большей своей части были использованы на обеспечение личной охраны президента и его семьи.

Понарама экономической сферы выглядит ешё более уродливой. За весь период правления президента Каримова так и не был создан в стране благоприятный климат для западных инвестиций. Узбекистан был и продолжает оставаться зоной высокого риска для ведения любой предпринимательской деятельности. Любые внешнеэкономические и внешнеторговые операции контролируются лично президентом, членами его семьи и близким окружением. Зачастую финансовые обязательства узбекской стороны по заключенным контрактам с зарубежными партнерами не соблюдаются. Немногочисленные западные экономические партнеры инвестируют в страну только под гарантию государства, то-есть лично президента. Принятие решений по экономическому сотрудничеству в большей степени зависит от личной прихоти того же одного человека.

Наглядным примером этому является недавнее решение правительства Узбекистана об отмене налоговых льгот для более чем 30 крупнейших совместных предприятий с иностранными инвестициями в Узбекистане. Среди них “Ньюмонт Голд”, «Тексако», Нестле и другие.Налоговые льготы оставлены только за российскими “ЛУКОЙЛ” и “Газпром”.

Как видите, гарантии правительства, даже самого президента ненадёжны, как и его внешнеполитические ориентиры – вчера приоритетом были западные инвестиции, сегодня – российские, что будет завтра невозможно предсказать. Можно лишь предположить,что завтра российские инвестиции может постигнуть та же участь что и западных инвесторов сегодня. И уже никто не будет удивляться, что следующим стратегическим партнером Узбекистана может стать Северная Корея, а его личную безопасность будут обеспечивать те же террористы, с которыми он якобы боролся.

Непредсказуемость личности Каримова сильно отражается на стабильности государства. Лидер с опасным характером не может быть гарантом безопасности в стране.

В конце своей речи хочу уточнить я не совсем правильно выразился, когда сказал, что Запад ничего не потерял в Узбекистане. Запад все же потерял кое-что. Запад потерял там время. Время, которое безвозвратно ушло на понимание природы среднеазиатской диктатуры. На понимание того, что никогда не следует полагаться на режим, который держится на насилии и государственном терроре. Мы всецело одобряем когда Президент Буш, Президент Путин говорят в один голос: “с террористами диалог невозможен!”. Но мы не понимаем, когда главный архитектор государственного террора в Средней Азии Ислам Каримов часто оказывается субъектом самого искреннего диалога для некоторых лидеров.

Из всего сказанного выше можно заключить следующее:

Нет во всей Центральной Азии ни одного государства кроме Узбекистана, где так многое зависело бы от воли одного человека. Но с другой стороны, именно эта особенность является самым слабым местом диктаторского режима: заменой одного человека можно кардинально изменить ситуацию в стране и в регионе. Как говорит сам Каримов, нет человека, нет проблем.

Я не призываю к насильственному свержению узбекского правителя. Я размышляю вслух о том, что было бы если мировое сообщество наконец то серьезно решилось принять действенные меры по ослаблению единоличной власти узбекского диктатора.

Уточняю: не будет ли логичным концентрировать усилия на ослаблении неограниченной власти одного человека, чем концентрация на развитии демократических институтов и прочих мероприятий, успех которых или неуспех полностью зависит от воли того же одного человека?

г.Вашингтон, О.К.
25 июля 2006 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *