Лидер партии «Эрк» отвечает на вопросы «ЦентрАзии»

Вопрос: Ваш комментарий на президентские выборы в Азербайджане и событий в Грузии. Возможны ли «династическая» передача власти в Узбекистане или Грузинский исход? Если да, то кто наиболее реальные наследники (наследницы)?

М. Салих: Несомненно одно: Нынешняя власть во главе с Каримовым не пойдет не только на демократические выборы, даже на полу-демократические не пойдет.

Потому что знает степень ненависти народа к себе. Знает, что любые какие-либо выборы могут принести ей неминуемое поражение. Слухи о междоусобице МВД и СНБ или «серьезной болезни» Президента Каримова распускают, как мне кажется, специально для того, чтобы усыпить бдительность общественности, отвлечь внимание от преступлений режима. Во-первых, представители самой верхушки этих структур давным-давно породнились. Дети и племенники переженились, создавая тем самым новые вязи отечественной клановой паутины. Междоусобица не к интересу сторон. Что же касается слухов о болезни Ислама Каримова, то это тоже своего рода тактика диктаторов, мол: успокойтесь, не стоит бороться со мной, потерпите еще немного, скоро помру. Я лично не жду смерти Каримова и не желаю ему смерти. Я желаю ему долгой жизни, чтобы он увидел то время, когда народ, который он считал не готовым к демократии, будет жить — пусть относительно — в демократии.

Наследника у Каримова нет. Нельзя сравнивать его с Ельциным. Каким бы алкоголиком (как пишет пресса) ни был, Ельцин намного храбрее среди этих диктаторов постсоветского периода. Он в своей политической жизни при необходимости всегда умел рисковать. Владимир Путин был его последним и вполне оправданным риском. Президент Узбекистана не может пойти на такой мужественный поступок. И не только потому, что у него не хватит на это мужества. Основная причина в том, что вокруг него нет ни одной фигуры, которую можно было бы сравнить с Путиным. Каримов знает, что любой вероятный наследник может его продать при первом удобном случае. Только такие и остались вокруг Президента Каримова. Вернее, только «таких» он оставил вокруг себя. Он приучил своих подчиненных к неверности, вероломству, продажности и отсутствию угрызений совести по какой-либо из этих причин. Он открыто поощрял доносительство среди своих министров. Президент Узбекистана не способен подать в отставку как это сделал Президент Грузии, потому что в отличие от Шеварднадзе, Президент Узбекистана боится возмездия народных масс за содеянные им преступления против невинных людей. Не люблю предсказывать на счет будущего Узбекистана, хотя предчувствия, как у всякого нормального человека, у меня тоже есть. Разумеется, на данном отрезке истории, Грузинский Вариант конца диктатуры был бы идеальным для моей страны.

Вопрос: Военное присутствие США, Германии и НАТО в Узбекистане — это беда или благо? Ваше отношение к военному присутствию США в Ираке и Афганистане?

М. Салих: Ни одно государство не хочет присутствия военной силы другого государства… если в этом нет необходимости. Есть ли такая «необходимость» для Узбекистана? Для Узбекистана на данном этапе возможно и нет, но для режима есть. Режим принял военные силы иностранных держав исключительно для сохранения и легитимизации своего антидемократического правления. Вопросу «беда или благо?» могу ответить определенно: присутствие в нашей стране антинародного правительства большая беда, чем присутствие иностранной военной силы. Только в таких странах как наша может быть такое. Только в таких странах как наша военное присутствие иностранной державы может «оказать положительное влияние на политический климат страны». Что же касается альянса вообще, мы за сотрудничество с Западом. За честное сотрудничество. Наше молодое государство нуждается в сильных союзниках. После падения империи Тимуридов Туркестан распался на три ханства и начался не самый яркий период его истории. Этот период продолжался до самой Советской эпохи, так и не добавившей счастья судьбе наших народов. После распада СССР появилась надежда на лучшее будущее. Но и на новой геополитической карте мы оказались стиснутыми между Россией и Китаем. Мы вынуждены лавировать между этими гигантами, чтобы не задеть их самолюбия. Но при этом сохранять собственное достоинство и не продавать землю наших предков могущественному соседу как это делают некоторые наши лидеры. Конечно, Россия могла бы стать естественным союзником тюркских государств перед усиливающимся Китаем. Но она, к сожалению, пока занята заигрыванием со страной Желтого Дракона, тратя при этом драгоценные крохи доверия тюркского мира. При таком раскладе сил, нам ничего не остается кроме как укреплять связи с Западом, с Соединенными Штатами Америки.

На счет Афганистана. Если бы присутствие США в Афганистане помогло там установлению стабильности и способствовало построению хоть какого-нибудь государства, то США оправдали бы свою декларированную миссию. Но есть опасения, что стабильности в Афганистане пока что не будет. Я в году 94-ом написал статью о необходимости отказа от унитарного устройства Афганистана как о единственном выходе из войны и междоусобиц среди племен. Эта тема, к сожалению, не потеряла свою актуальность и сегодня. В Афганистане существуют не одна, а несколько народностей, которые после выхода советских войск из Афганистана, де-факто живут независимо друг от друга и являются полноправными хозяевами своих регионов. Объявление Афганистана «федеративным» или даже «конфедеративным», могло бы лишь узаконить действительное положение дел и войны прекратились бы в один день. Тогда Карзай правил бы Южным регионом Афганистана, так же как и сегодня. Так же как и сегодня он мог бы приехать на Север или Восток только с ведома лидеров этих регионов. То есть ничего бы не изменилось, если не считать прекращения войны. Видимо, прекращения войны не совсем хотят. Ирак — другое дело. Хорошо то, что кровавый режим диктатора был свергнут. Неприятно сознавать, что не демократия, а нефть была основным мотивом вторжения США в Ирак. Ничего не поделаешь, не все бывает приятным на этом свете.

Вопрос: Периодически в СМИ появляются сообщения о пограничных конфликтах на границах Узбекистана с соседними странами. Кто виноват, кто провоцирует эти конфликты, каков путь преодоления напряженности?

М. Салих: К сожалению, во всех этих конфликтах в главной роли выступают узбекские власти. Потому что только они заинтересованы в закрытии границ. Только они боятся свободного передвижения товаров, открытости и гласности. Только им выгодно показать своих соседей вредителями и врагами, чтобы узбеки не подражали им «в игре в демократию». Преодолеть напряженность на границах Узбекистана со своими соседями сможет только та власть, которая не заинтересована в этой напряженности. Такая власть еще не пришла к нам.

Вопрос: Исламский фактор в сегодняшнем Узбекистане. Возможно ли стихийное выступление мусульман?

М. Салих: Ни в одном другом государстве Центральной Азии исламский фактор не силен так, как в Узбекистане. И ни один лидер не сможет обеспечить эту страну подлинной стабильностью без поддержки верующей части населения. А она, эта часть огромна. Президент Узбекистана Ислам Каримов понимал эту особенность узбекского народа. Во время выборов 1991 года в одной из мечетей города Намангана Каримов громогласно обещал построить исламское государство, если того захотят мусульмане Узбекистана. Он сказал это без обиняков. Тогда многие мусульмане голосовали за него, включая тогдашнего муфти Мухаммадсадыка Мухаммадюсуфа.

Будучи соперником Каримова в этих выборах, я не получил ни единого голоса так называемых «ваххабитов» Намангана, потому что не обещал им то, что я не смог бы сделать в случае прихода к власти. Каримов знает силу религиозного сознания узбекского народа и боится ее. Все эти 12 лет он пытался освободиться от социальной эманации этой силы, проведя периодические репрессии против верующих. Однако, его метод только ухудшил его положение у власти. Нынче Каримов и вся его президентская рать живут в адском страхе за свое будущее.

Я не считаю религиозность фактором отрицательным. Так же я не считаю исламскую религию причиной отставания в области науки и технологии. Если бы было так, мир не увидел бы ни Бируни, ни Фараби, ни Авиценны, ни Улугбека и сотни других величайших умов исламского сознания. Наоборот, мы забыли постулаты ислама, учащие правильному образу жизни нас, рабов Аллаха — трудолюбию, честности и любви к подлинному знанию. Вот где надо искать причины отставания так называемого «исламского мира». Стихийное выступление мусульман в Узбекистане вполне возможно. Лучше бы его не было. Я сторонник неразделения на мусульман и на «не». Выступления должны проходить организованно, под ответственностью определенной политической или общественной организации, чтобы эти выступления не превратились в кровопролитие. Религиозные группы должны быть интегрированы в политический спектр, ни в коем случае не следует загонять их в подполье, как это сделал режим Каримова. Они должны легально участвовать в политической жизни страны. Это даст государству возможность вовремя предотвратить радикализм, который время от времени появляется под маской ислама.

Вопрос: Каков возможный механизм прихода к власти Вашей партии. Допускаете ли Вы насильственные способы политической борьбы?

М. Салих: Признанный во всем мире демократом Нельсон Манделла допускал вооруженный метод борьбы против диктатуры. В преамбуле Декларации прав человека говорится об опасности доводить людей до отчаяния, когда им не остается ничего кроме как взяться за оружие. Тем не менее, мы — несмотря на то, что у нас диктатура жестче, чем апартеид и народ давным-давно дошел до отчаяния — сторонники мирных методов политической борьбы. Когда мы говорили о демократии в конце 80-х прошлого века, коммунисты Узбекистана смеялись нам в лицо. Теперь они сами стали «демократами», но все еще продолжают смеяться над нами. Только смеются теперь не в лицо, а в усы, чтобы не заметили западные покровители. Вопреки всему этому мы продолжаем упорно следовать своему принципу невооруженной борьбы за власть. И уверены, что смеется тот, кто смеется последним.

Вопрос: Как Вы прокомментируете результаты прошедшего съезда партии «Эрк» и появившиеся сообщения в ряде СМИ о расколе партии на две фракции?

М. Салих: Съезд прошел успешно. Была принята новая Программа и новый Устав партии. Был избран новый состав руководства. Да, власти попытались спровоцировать раскол Съезда, но им это не удалось. Когда секретарь партии Атаназар Ариф предупреждал гостей Съезда о готовящейся провокации, многие не поверили. Провокация произошла перед глазами иностранных гостей. Все увидели серьезность намерения властей расколоть Эрк, и это позволило предупредить появление мифа о расколе партии. Появившейся информации в двух или трех интернет-сайтах о некой фракции отделившейся от Эрка, никто всерьез не принял. А бывшие эрковцы, послужившие инструментом в руках СНБ, надеюсь, уже поняли свое бесславное положение и жалеют о своем участии в этой грязной игре. Хочу напомнить, такую же игру господин Каримов затеял 1993 году, на 5-ом Съезде Эрк. Он тогда обещал двум профессорам из Эрка высокие посты, взамен снятия М. Салиха с поста председателя партии. Профессоры согласились. Они в течении трех месяцев ездили по областям и пропагандировали среди ЭРКовцев пользу замены председателя. Но, видимо, не сумели убедить большинство, Съезд не оправдал ожидания властей.

Вопрос: Допустим, Вы победили и стали Президентом Узбекистана: назовите первые три Ваших указа в качестве главы государства?

М. Салих: Первый указ был бы о реабилитации всех политических и религиозных оппонентов бывшего режима. Второй: указ о созыве Всенародного Конгресса, где были бы представлены представители всех наций и народностей, так же представители всех без исключения общественных организации и политических партий. На Конгрессе был бы услышан весь спектр предложений по государственному устройству Узбекистана. Конгресс был бы праздником национального единения и основой для Новой Конституции. Без такого Конгресса невозможно подготовить и принять подлинно народную Конституцию. Третий указ: о создании Чрезвычайного Комитета по выходу из кризиса и либерализации экономики. Эти указы были бы подписаны в первый же день получения полномочий.

Вопрос: Каким будет государственное устройство Узбекистана в случае Вашего прихода к власти, а именно: возможно ли изменение унитарного устройства и предоставление большей автономии Каракалпакстану? Переход к парламентской республике? Изменение места и роли Ислама в государстве?

М. Салих: Государство будет демократически-правовым. Унитарное устройство не будет изменено. Президентское правление будет сохранено. На данном этапе, оно наиболее эффективно. Мы дадим самые широкие полномочия местной власти. В том числе и Каракалпакстану. Мы снимем огромный административный груз с плеч центральной власти, чтобы обеспечить эффективность управления и производства. Религиозные организации будут отделены от государства, они будут самостоятельны. Государство будет гарантом свободной жизнедеятельности всех без исключения конфессии. Никто не будет преследоваться за свои религиозные убеждения.

Вопрос: Нужно ли скорректировать внешнеполитический курс современного Узбекистана и если да, то каким образом?

М. Салих: Без преувеличения можно сказать, сегодня нет ни одного государства в Центральной Азии которое было бы довольно внешней политикой Узбекистана. Эта политика откровенно изоляционистская. Не только соседи, но и Всемирный Банк недовольны политикой Каримова. По мнению наблюдателей, в настоящее время торгово-экономические отношения между странами ЦА ограничиваются лишь поставками друг другу энергоносителей, а также транзитом товаров. Взаимный импорт/экспорт промышленных товаров и продуктов питания практически сведен к нулю. Необходимо снять эту напряженность, кардинально изменить дипломатические отношения с ближайшими соседями. Перестать играть в пресловутого «лидера региона», обеспечить прозрачность границ, начать диалог со всеми четырьмя республиками о единой таможне и едином экономическом пространстве.

Вопрос: Много говорят о клановости и земляческих группировках в современном Узбекистане. Как можно преодолеть родоплеменную групповщину, какова позиция И. Каримова в этом вопросе?

М. Салих: Кланы, родоплеменные группировки, по своей природе, враги государства. Потому, что претендуют на роль «государства в государстве». В нормальных демократических режимах нет места таким иллегальным «структурам». И ни один здравомыслящий лидер не пойдет с ними на компромисс. Президент Узбекистана полностью зависим от этих групп. Об этом много писали и пишут, я не стану повторять написанное. Групповщину преодолеть можно. Но есть условие: лидер решивший преодолеть ее, не должен принадлежать ни к одной из групп, а быть патриотом своей родины.

Вопрос: Ваше отношение к объявленной И. Каримовым парламентской реформе — реорганизации Олий Мажилиса в двухпалатный и грядущие выборы местного самоуправления?

М. Салих: Я уже говорил по этому поводу. Повторю еще раз: какая разница на каких этажах или в каких палатах будут сидеть рабы? Мы выступаем за реформу политической системы, а не парламента кукол.

Вопрос: Возможен ли в Узбекистане «дворцовый переворот»? Кто из ближайшего окружения И. Каримова является наиболее амбициозным и перспективным политиком?

М. Салих: Перспективным быть трудно, амбициозным — легко. Поэтому амбициозных в Узбекистане видимо-невидимо. Но все они при первом же появлении Ислама Абдуганиевича втягивают головы в плечи, как черепахи, и не выказывают признаков жизни. Они амбициозны перед своими подчиненными и простым людом. Перспективных политиков в Узбекистане нет. Каримов тоже бесперспективен. Дворцовый переворот возможен, но тот, кто придет на смену диктатора не будет долговечным. Такова практика переворотов.

Вопрос: Какова степень влиятельности и компетентности спецслужб в современном Узбекистане? Кто на самом деле покушался на Ислама Каримова в феврале 1999 года?

М. Салих: 26 ноября сего года СНБ Узбекистана затеяла неслыханную доселе акцию, созвав пресс-конференцию для заключенного Зайниддина Аскарова, который в 1999 году был осужден верховным судом Узбекистана к 10 летнему тюремному заключению «за участия в организации взрывов 16 февраля» того же года в Ташкенте.

З. Аскаров был единственным «свидетелем», который давал показания о моей связи с Исламским Движением Узбекистана. На первой половине пресс-конференции Аскаров ничего нового не сказал корреспондентам. Но когда подполковник СНБ Равшан Абдуллаханов вышел на 10 минут из комнаты, Аскаров заявил, что ему надоело лгать, что он по требованию властей оклеветал Мухаммада Салиха, за что просит прощения. Аскаров заявил, что взрывы устроили сами власти, и привел свои доводы.

На другой день в офисы БиБиСи и «Озодлик» прибежал подполковник Равшан Абдуллаханов с просьбой не давать в эфир интервью Аскарова. Радио «Озодлик» предложило подполковнику СНБ Равшану Абдуллаханову выступить с опровержением заявления Аскарова. Подполковник согласился. В своем интервью радио он сообщил, что Зайниддин Аскаров чокнулся в тюрьме и потому нес чушь об участии узбекских спецслужб во взрывах. Тогда корреспондент «Озодлик» Шайбан задал ему встречный вопрос: Если так, то почему СНБ устроил этому «чокнутому» пресс-конференцию? Подполковник, не задумываясь, ответил: инициатором пресс-конференции был политзаключенный Аскаров, а не СНБ Узбекистана. Шайбан спросил: С каких пор СНБ по требованию политзеков устраивает пресс-конференции?

Вопрос этот остался повисшим в воздухе. Не только этот, есть множество других вопросов, которые висят над режимом Каримова как дамокловы мечи.

Международный рейтинг Президента Каримова взлетел на волнах взрывов 16 февраля 99 года. Он с помощью этого акта в один день прослыл одиноким борцом против «исламского фундаментализма» на Востоке. Не менее важным было то, что эти взрывы помогли ему полностью изолировать от политической деятельности демократическую оппозицию в лице партии Эрк. Ему так же удалось без лишней критики Запада посадить за решетку самих активных оппозиционеров, вести довольно эффективную очернительную кампанию против лидеров партии Эрк.

Признаюсь, все эти годы мне нелегко было переносить поток клеветы льющейся на меня, моих близких и соратников. Но меня утешала мысль о том, что это испытание посланное мне Всевышним. Я должен был его вынести, не испытывая ненависти ни к клеветникам, ни к СНБ, даже Каримову. Я знал, ложь не долговечна и нет ничего тайного, что не стало бы явным. Однако, я не надеялся что это произойдет так скоро. Все обвинения против меня и других осужденных были построены в основном на показаниях Аскарова. И вот он, сидя в здании Таштюрьмы, в течении каких-нибудь пяти минут полностью разрушил миф 16 февраля.

По этой теме приведу отрывки из беспристрастного источника — передачи Радио Либерти на английском языке: УЗБЕКИСТАН: СЛУЖБА БЕЗОПАСНОСТИ ОПРОВЕРГАЕТ ОБВИНЕНИЯ, ЧТО ОНА ЗНАЛА О ТАШКЕНТСКИХ БОМБЕЖКАХ ЗАРАНЕЕ 11/29/2003 «… На этой неделе, Служба Национальной безопасности Узбекистана (СНБ) пригласила представителей прессы, чтобы слушать одного из тех (Зайниддин Аскаров), кто был признан виновным в бомбежках 16 февраля.. Оставшись один на один с журналистами, этот ключевой свидетель отрекся от своих старых показаний и обвинил власти в том, что они заранее знали о готовящейся провокации (взрывах).

Аскаров был приговорен к 10 годам тюремного заключения после того, как его показания помогли привлечь к ответственности лидеров ИДУ Джуму Намангани, Тахира Юлдаша и лидера Демократической Партии Эрк Мохаммеда Солиха за взрывы в Ташкенте. Все трое были признаны виновными и осуждены заочно. 26 ноября, Служба Национальной Безопасности Узбекистана пригласила журналистов от БИ-БИ-СИ, «Голоса Америки», и Радио Свобода говорить с Аскаровым, очевидно после появления в Интернете статей, подвергающих сомнению официальную версию событий (взрывов 16 февраля). После повторения основного «показания», Аскаров внезапно оказался один на один с журналистами, когда должностное лицо службы безопасности на время покинул комнату. Аскаров сказал репортерам, что он был обманут Министром Внутренних дел Узбекистана Зокиром Алматовым, приняв на себя вину и обвиняя других к причастности в бомбежках. Он заявил следующее: «Министр внутренних дел Алматов пригласил меня в свой кабинет и обещал, что, если я дам показания против Солиха, тогда все будут амнистированы, никто не будет расстрелян, а после суда освободят и меня. Так что говорил я на суде, чтобы спасти людей».

Аскаров говорит, что он старался спасти своего преподавателя религии Бахрома Абдуллеева и пять других знакомых от расстрела. Абдуллaев был обвинен властями как организатор бомбежек, несмотря на то, что он был уже в тюрьме во время, когда произошли взрывы. В своих комментариях журналистам Аскаров сказал, что Абдуллаев предупредил власти о надвигающихся нападениях. Аскаров сказал: » Не прошло и пяти минут после взрывов, Узбекский Президент Ислам Каримов, председатель Комитета Национальной безопасности Рустам Иноятов, и Министр внутренних дел Зокир Алматов стояли на площади «Мустакиллик» и объявили в один голос: «это — работа религиозных фанатиков Мы знаем, кто сделал это и скоро найдем их». На следующий день, Полковник СНБ Равшан Абдуллаханов нанес визит бюро радио Свобода в Ташкенте, чтобы опровергнуть обвинения Аскарова и пробовать объяснить, почему Аскаров сказал то что сказал. » Мы полагаем, что Аскаров психологически болен, я думаю, ваши слушатели будут судить истинность его комментариев исходя из этого», заявил Абдуллаханов. Абдуллаханов принес документы, которые по его мнению доказывают, что лидер Эрка Мохаммед Солих виновен в планировании бомбежек.

На вопрос о том кто устроил эту встречу между Аскаровым и журналистами, Абдуллаханов ответил загадочно: «встреча имела место по инициативе Зейниддин Аскарова»…

Сообщая об этих событиях, Ташкентский репортер ВВС Моника Уитлокк сказала, что нелегко интерпретировать слова Аскарова. Она сказала, что есть бесконечная теневая игра в Узбекской политике. По словам Аскарова шестерым арестованным дали высшие меры наказания, чтобы уничтожить их, так как они знали тайну. Они были уничтожены, потому что они знали тайну. Однако, они имели время, чтобы сообщить нам все»…

«… Поскольку мне обещали, что 6 человек во главе с Бахромом Абдуллаевым не будут расстреляны, я согласился играть. Что я должен делать? На счет репутации Мухаммада Солиха? ХОРОШО! Я играл роль, вызывающую горькие слезы и сказал, что «Мухаммад Солих участвовал в февральских событиях и поддержал Тахира Юлдаша предоставив ему 1 миллион 600 тысяч АМЕРИКАНСКИХ долларов».

«.. Поэтому, пользуясь случаем, я прошу прощения у лидера Эрк Мухаммада Солиха, за то что я клеветал на него в те дни. Меня вынудили к клевете и сказали, что Тахир Юлдаш совершал какие-то злодеяния, что он никогда не делал. Также мы виновны перед народом Узбекистана, поскольку мы были обмануты, обмануты этим угнетателем, диктатором, кафиром и играли постыдную роль опорочивания Мусульман; мы просим прощения у народа Узбекистана. Я клянусь Аллахом, что это — мое конечное слово в этом мире и вне, что Мухаммад Солих не имел никакого отношения к Ташкентским ужасам и террористам вообще! Он не имел никакого отношения к ним! Это — только результат нашей доверчивости обещаниям Закира Алматова. Мы будем иншаАллах мучениками, если они будут стрелять нас после моих слов. Если организации прав человека защитят нас, тогда мы выстоим. В любом случае, будет защита или нет, меня не предотвратят от высказывания правды… Я надеюсь, что я сделаю это. Я желаю благословения Аллаха тем, кто передадут мои слова другим».

Вопрос: Необходим ли Узбекистану т. н. «поворот Сибирских рек» или есть другие возможности улучшить ситуацию с Аралом?

М. Салих: Я думаю, что проект поворота Сибирских рек может оказаться чрезвычайно опасным для экологического равновесия огромного региона. Я не сторонник таких грандиозных вмешательств в природу. Полагаю, мы не сможем уже помочь Аралу. Спасение Арала придется предоставить Аллаху, а нам нужно постараться исправить вред нанесенный природе и повлекший за собой высыхание Арала; восстанавливать растительность в горах и пустынях, восстановить тугаи вдоль рек, вести строгий контроль за расходом воды из Сырдарьи и Амударьи и т. д.

Вопрос: Есть ли смысл в объявленной кампании по массовому истреблению «вредителей сельского хозяйства» — афганских скворцов?

М. Салих: Трудно любить эту скандальную с разбойничьими повадками птицу, но она приносит сельскому хозяйству не только вред, но и пользу. Ест не только зерно, но и вредных насекомых. Поэтому никакие решения, особенно такие радикальные, как массовое уничтожение по отношению к этой птице не следует принимать прежде, чем будет определена степень ее полезности. А то, как бы не случилось как у китайцев с воробьем. Уничтожили, а потом стали разводить. То есть, я хочу сказать массовое уничтожение никогда не оправдывало себя. Гораздо надежнее, разумный контроль, как во всем.

Вопрос: В чем суть, на Ваш взгляд, «узбекской модели развития», объявленной и пропагандируемой Президентом И. А. Каримовым?

М. Салих: Никакой «узбекской модели» не существует. Есть «каримовская модель». Но она не модель развития, а модель регресса. Если вы хотите научиться искусству разрушить экономику страны за кратчайший срок, обратитесь к опыту нашего президента. Политики саботажники могут научиться у него многому.

Вопрос: Кого бы Вы назвали самым выдающимся деятелем узбекской истории и за что?

М. Салих: Выдающихся деятелей в нашей истории очень много. Выделять кого-либо из них не буду. Я не сторонник возвеличивания исторических личностей и «разведения» памятников по аллеям. Нам следует много трудиться, быть достойными продолжателями деяний своих предков, а не сидеть в бездействии и гордиться ими.

centrasia.ru
01.12.2003

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *