Напоминание об одной провoкации узбекскиx спецслужб

(К пятой годовщине Ташкентский трагедии 16 февраля 1999 года)

Несмотря на полный провал версии о взрывах 1999 года в Ташкенте, Президент Узбекистана Каримов продолжает хвататься за эту легенду СНБ Узбекистана в каждый свой трудный час. На днях на прессконференции приуроченной к итогам парламентских выборов, Каримов повторил то же самое, что он говорил 16 февраля 1999 года. Тогда, не имея ещё никаких доказательств, он обьявил лидера узбекской оппозиции Мухаммада Солиха основным организатором терракта. Доказательства этого обвинения не были найдены ни потом, ни сегодня. Выступивших на суде «свидетелей» расстреляли сразу же после суда. Потом выяснилось, что они давали ложные показания взамен спасения своих жизней, обещaнного властями. Но власти не сдержали слово и свидетели (6 человек) были расстреляны. Власти не хотели оставить живыми свидетелей своего преступления. Однако, один свидетель остался.

26 ноября 2003 года нежданный голос, прорвавшийся из «Таштюрьмы», узбекской столицы удивил весь мир. Истина распространилась в мирe из самой крепости врагов правды.
Как известно, взрывы 16 февраля, стали предлогом для заточения десятков тысяч ни в чем не повинных мусульман в тюрьмы и умерщвления сотен из них под пытками. С тех пор прошло пять лет. Эти годы показали лица истинных авторов взрывов.
26 ноября 2003 года Зайнуддин Аскаров, осужденный наряду с организаторами февральских взрывов на 11 лет тюремного заключения, сделал сенсационное заявление на пресс-конференции устроенной в «Таштюрьме» для корреспондентов зарубежных радиостанций. Он заявил, что взрывы в Ташкенте были осуществлены с непосредственного благоволения и желания правительства Узбекистана.

Исполнители взрывов были сентиментальные молодые парни, их акция унесла из жизни 16 безвинных душ. За 2,5 месяца до взрывов, о них во всех деталях знали члены руководства Службы национальной безопасности (СНБ) Узбекистана, следовательно и сам президент Ислам Каримов. Полученная информация нисколько не встревожила власти. Наоборот, план организации взрывов в Ташкенте был для них как раз кстати и они подготовили все условия для свершения этого преступления.

Однако, «они ухищряются, ухищряется и Аллах. А ведь Аллах — лучший из ухищряющихся!» («Аль-Анфaл» (Добыча), Сура-30)».

Однажды по какому-то поводу появилось заявление Мухаммада Солиха о провокации СНБ Узбекистана, устроенной 16 февраля. Видимо, СНБ Узбекистана решила ответить на заявление оппозиционного лидера, используя как и раньше Зайнуддина Аскарова, одного из главных «свидетелей» против Солиха на суде 1999 года. Зайнуддин Аскаров должен был опровергнуть версию о причастности властей к февральским событиям.

Однако пресс-конференция с корреспондентами зарубежных радиостанций неожиданно приобрела иной тон, когда присутствовавший на встрече ответственный сотрудник СНБ вышел из комнаты, чтобы покурить сигарету. И Аскаров стал полностью опровергать свое старое заявление о причастности к взрывам в Ташкенте лидера партии «Эрк» Мухаммада Солиха и руководителя Исламского движения Узбекистана (ИДУ) Тахира Йулдашева. Он заявил, что представитель ИДУ в Узбекистане Бахром Абдуллаев предупредил руководство СНБ о взрывах в Ташкенте за 2,5 месяца раньше того, как он был арестован на границе Туркменистана в декабре 1998 года. Согласно Зайнуддину Аскарову, истинными организаторами февральских взрывов была группа сторонников бесследно исчeзнувшего, украденного 29 августа 1995 года из ташкентского аэропорта исламского ученого богослова уроженца г. Андижана Абдували кори Мирзаева. Возглавлял группу Муродилла Казиев.

Однако, Бахром Абдуллаев не смог выполнить возложенную на него миссию — остановить терракт. Он в конце 1998 года, за 2,5 месяца до февральских взрывов, был задержан на границе Туркменистана и передан СНБ Узбекистана в Ташкент. Во время допросов в подвале СНБ Бахром Абдуллаев предупредил руководство СНБ о будущих взрывах. Представители узбекских спецслужб поначалу не поверили словам Абдуллаева. Затем создали ему все благоприятные условия и СНБ получила полную информацию о готовящимся терракте.

По словам Зайнуддина Аскарова, Бахром Абдуллаев лично сообщил о взрывах высокопоставленному должностному лицу СНБ Йулбарсу Шералиеву:

— Бахром Абдуллаев во время следствия сказал мне, «Зайнуддин, возможно они мне дадут «вышку» или отпустят, я этого не знаю. Однако я сообщил тем-то, и тем-то о точной дате взрывов и лично проинформировал одного из высокопоставленных офицеров СНБ Йулбарса Шералиева, — сказал в эфир Аскаров.

26 ноября СНБ Узбекистана, устроив пресс-конференцию, стала опровергать заявления Зайнуддина Аскарова, утверждая что они являются необоснованными.

Спустя день 27 ноября в офис радио «Озодлик» пожаловал подполковник СНБ Равшан Абдуллахонов с «документами», в которых якобы утверждалась причастность Мухаммада Солиха к февральским взрывам. Среди них была аудиокассета, как утверждал подполковник Абдуллахонов, с записью разговора между представителем ИДУ Зубайром и Мухаммадом Салихом, где «они обсуждают построение в Узбекистане Исламского государства и дальнейшие планы действий». Этот «важный разговор» был передан по Радио БиБиСи на узбекском, но в записи » обсуждения о построении халифата» нет и в помине. Так откровенно солгал подполковник. Мухаммад Салих, проживающий в эмиграции, полностью проигнорировал сам факт этого телефонного разговора.
Пытаясь очернить внезапно всплывшую на поверхность истину, сотрудник СНБ Равшан Абдуллахонов, заявил, что Аскаров ненормальный, что он пролечился в психиатрической больнице, находясь в заключении, и, возможно, его психическое состояние до сих пор остается таким же. Вот что сказал офицер СНБ Равшан Абдуллахонов в радио «Озодлик»:

«Здравствуйте уважаемые радиослушатели. Я Абдуллахонов Равшан, сотрудник СНБ в звании подполковника. В ответ на интервью Зайнуддина Аскарова хочу сказать, что он только что признался в своей психической неуравновешенности и думаю, что радиослушатели дадут правильную оценку его словам».
Сoтрудник СНБ допустил грубую ошибку, заявив, что Зайнуддин Аскаров психически неуравновешенный.

Объявляя Зайнуддина Аскарова ненормальным, подполковник призывал радиослушателей не верить свидетельству Аскарова. Тем самым признав факт применения пыток против Аскарова, вследствии которых он попал в психиатрическую больницу.
Если Зайнуддин Аскаров действительно психически болен, почему СНБ устроило встречу журналистов с больным человеком?

Если бы Аскаров повторил заученные слова и Мухаммад Солих опроверг бы его заявление, то конечно тогда Зайнуддин Аскаров был бы для СНБ здоровым человеком.

Если Зайнуддин Аскаров, как утверждает СНБ, психически ненормальный, то аннулируют ли они все его показания данные до сего дня?

Известно, что во многих судебных процессах связанных с февральскими событиями, приговоры выносились, основываясь на показаниях, данных именно Зайнуддином Аскаровым. Или же Зайнуддин Аскаров стал «ненормальным» только во время пресс-конференции?

«Наилучшим джихадом является (произнесение) справедливого слова в присутствии несправедливого правителя». (Хадис приводят Абу Дауд и ат-Тирмизи «Хороший хадис»)

Описывая последнее заявление Зайнуддина Аскарова, корреспондент Би-би-си в Ташкенте Моника Уитлок пишет:

«Толковать ташкентские события непросто. Вся узбекская политика покрыта мраком. Возможно, Аскаров пошел на этот риск самостоятельно. Но, так или иначе, подозрения, о которых жители Узбекистана до сих пор опасались говорить даже на кухне, вдруг оказались в центре всеобщего внимания».

Не опровергая эти и другие версии также можно допустить, что Зайнуддин Аскаров был вынужден пойти на этот шаг по «зову сердца». Необходимо принять во внимание и то, что Зайнуддин Аскаров был жестоко обманут высокопоставленными должностными лицами силовых органов. Кроме того, во время пребывания в тюрьме трижды покушались на его жизнь, один раз его насильно хотели обратить в христианство. Возможно, эти и другие причины заставили его исправить свои ошибки. Вот что он сказал в своем заявлении:

«Согласно данным мне обещаниям шестеро приговоренных к «вышке» во главе с Бахромом Абдуллаевым должны были остаться в живых. Приговаривая их к «вышке», они не должны были их расстреливать. Все шестеро должны были просить прощение у президента, а затем быть амнистированы. После всех этих обещаний, в конце концов, я согласился и сказал им: «Хорошо я согласен. Я сыграю роль. Если нужно oговорить Мухаммада Солиха, я это сделаю. С Мухаммадом Солихом у нас было соглашение. Он сказал нам: «Если вы попадете в руки врага, и появится необходимость оклеветать, обвинить меня то вы можете так поступить. Ибо народ прекрасно все знает, на чьей стороне правда». Итак, я наговорил на Мухаммада Солиха с надеждой, что он не будет в обиде на меня. Я сыграл роль. Со слезами на глазах я сказал, что «Мухаммад Салих был причастен к событиям 16 февраля, что он финансировал Тахира Йулдаша, предоставив ему 1 600 000 долларов США». Я сделал это ради того, чтобы сохранить жизнь легендарных чтецов (Корана)таких как Бахром Абдуллаев. Среди народа у него было более чем 70 000 поклонников, которые следовали за ним. Он был нашим учителем. Я также надеялся на то, что они отпустят шейха Абдували кори, реабилитируют всех выдающихся ученых богословов. Аллах свидетель, мне пришлось сыграть эту роль не для того чтобы спасти свою жизнь, а ради того, чтобы спасти других. Министр внутренних дел Закир Алматов, лично пригласив меня к себе, сказал: «Если ты дашь показания против Мухаммада Салиха, сыграешь эту роль, то все будут амнистированы, никто не будет расстрелян, тебе самому будет легче, и ты освободишься из зала суда.

Итак, чтобы сохранить жизнь этих людей я сыграл эту роль на суде. Однако они никого из них не освободили, а дали всем им «вышку». Они были уничтожены, потому что знали тайну. Тем не менее, они успели рассказать нам, как все это было. Вот почему сейчас через ваши радиостанции хочу попросить прощения в первую очередь у руководителя партии «Эрк» Мухаммада Салиха за то, что я тогда оклеветал его. И оклеветали Тахира Йулдаша в том, что он никогда не совершал. Также мы виноваты перед народом Узбекистана. Мы были обмануты. Мы, поверив обещаниям этого угнетателя, диктатора и кяфиров, сыграли роль, нанесшую ущерб репутации мусульман. За все это мы просим прощения у народа Узбекистана. Клянусь Аллахом, я подтвержу эти слова, как в этом, так и на том свете, что Мухаммад Салих абсолютно не имеет никакого отношения к террористам и к террору! Он не связан с ними! Я — не демократ. У меня нет симпатии или антипатии к этому человеку, но я должен сказать, что он не был связан с ними. Всё это — результат нашей политической слепоты и неоправданной доверчивости. Это произошло только потому, что мы доверились обещаниям Закира Алматова. После этого заявления пусть нас расстреляют, иншаАллах мы будем мучениками на пути Аллаха. Если правозащитные организации будут нас защищать, то, возможно, мы еще постоим. В любом случае будут они нас защищать или нет, это не остановит нас сказать правду».

Текст подготовлен на основе материалов сайтов:
http://www.bbc.co.uk/,
www.ozodlik.org,
www.muslimuzbekistan.com,
www.centrasia.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *