Начали изучать творчество поэта и политического деятеля Мухаммада Салиха

По сообщению узбекской службы радио Свобода, в Киргизистане начали изучать творчество современного узбекского поэта и политического деятеля Мухаммада Салиха.

Недавно, Университет города Ош принял решение изучать, наряду с классиками   тюркокоязычной литературы, и творчество известного поэта Мухаммада Салиха.»Без творчества этого поэта невозможно представить современную узбекскую литературу», сказали преподаватели Ошского Университета Даврон Насибхонов и Муяссар Халматова.

Как известно, в Узбекистане уже десять лет официально запрещены книги Мухаммада Салиха.Его книги неоднократно были изьяты из библиотек Республики Узбекистан,информация о нём снята с программ школ и вузов. Власти арестовывали и судили даже за ношение книг или стихов поэта. Такое было разве что в фашисткой Германии.

Кто есть Мухаммад Салих как поэт?

Первая кинга стихов Мухаммада Салиха вышла в 1997 году под названием «Бешинчи фасл»(Пятое время года») которая серьёзно озадачила литературную общественность своей необычной манерой письма.

Тем не менее, первые отклики на неё были благожелетельными, но после предупреждения главного идеолога республики «о пагубном влиянии Запада в поэзии», у Салиха начался первый этап судьбы отверженного социалистическим обществом. Отныне его — до самих 90-х годов — будут называть далеким от «национальных традиций западником в поэзии».

«Ок куйлаклар»(Белые рубашки)-1980 , изд-во Гафура Гуляма, Ташкент)вторая книга поэта. Она вышла 1980 году, когда он уже был известным молодым поэтом закончившим Высшие литературные курсы в Москве и по праву лидерствовал в поэтическом клане,который назывался «метафористами».

Молодежное издательство «Ёш гвардия» в 1980 году печатает третью книгу Салиха под названием «Кудукдаги ой» («Луна в колодце»). В предисловии написанном к ней известным поэтом Рауфом Парфи звучат следующие слова: «Салих очень строго следит за своими словами. У каждого слова есть своя этимология, свой цвет, привкус и конечно, вес — заключенной в нем мысли… Для поэзии Салиха, очень подходит народная поговорка «сказанное слово — произведенный выстрел.Что касается его поэтического поиска, не следует его видеть только в европеизме. Источники вдохновения следует искать также и в орхонских надписях и тысячелетней истории отечественной поэзии. Он в поэзии идет своей дорогой..»

Другая книга Мухаммада Салиха «Валфажр»(Клянусь рассветом)-1983,изд-во Гафура Гуляма, Ташкент)вызвала острую дискуссию, определившая автора книги как предвестника конца эпохи застоя.

Литературный критик Ибрагим Гафуров — нынче лидер одной проправительственной партии — написал в газете «Узбекистан адабиёти ва саньати» большую статью под заглавием «Обьясните ваши стихи».Гафуров требовал у Салиха чтобы он обьяснял причину своего «невероятного пессимизма» в такой прекрасный век, когда нет причины для печали. Он восклицал: «Что за гамлетовскя печаль в этих стихах,чем автор так не доволен, какая тайна сокрыта в этих темных строках, что автор подразумевает под такой-то фразой?» и так далее.

Мухаммад Салих выступил с ответом на эту статью и началась необычная для тех времен живая дискуссия. Таким образом, книга «Валфажр» стала первой ступенью известности Мухаммада Салиха как поэта.

Первый стих из цикла «Валфажр» в этой книге звучал так:

«Необязательно гладить по головке лёд.

Кто хочет ему добра, пусть поговорит с ним

стоя подальше от него.

Если вы хотите чтобы он жил,

не приучайте его к нашим теплым взаимомотношениям.

Его самость (сущность) — льдистость,

не надевайте льду перчатки». (1980)

А когда вышла книга «Тун ташбихлари» ( Ночные метафоры) 988, изд-во «Ёш гвардия», Ташкент) перестройка достигла уже Узбекистан. Но Салих все еще печатал свои старые, написанные «в стол» стихи. Вот один из них:

Акцент

Стою. Я забыл что эта тяжесть в груди

не камень какой-нибудь, а сердце.

Я забыл, кто в этом мире самый великий,

и кого я должен бояться скупулезно.

Туман перед глазами рассеялся,

стою, никто не показывает мне правильный путь.

Собран хирман, опустела «Целина»,(произведение Брежнева)

открытая в прошлом году для Лжи.

Однако, нет у меня стимула умереть,

я, пришелец с сильным акцентом,

стою готовым за каждое свое слово

стать посмещищем на весь мир. (1983)

13.02.2006

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *