Палач площадей

Тиранам очень трудно жить на этом свете. Не спят в своём доме, постоянно меняют свое место расположения, редко покидают столицу своей диктатуры, боясь дворцового переворота. Саддам так жил, Каддафи так живёт, Президент Узбекистана Каримов тоже живёт так.

Когда узбекский тиран проезжает по улицам Ташкента, никто не знает, проезжает ли он на самом деле. Потому что стёкла всех трёх бронированных авто, в одном из которых предположительно сидит тиран — затемнены. Он может быть в одном из этих авто, а может и не быть вовсе.

Тиранам живётся тяжело. Тяжело жить в своей собственной стране, среди своих поданных как беглец, как государственный преступник. Устраивать народный праздник, приглашать на него лишь телохранителей и президентскую антинациональную гвардию.

Впрочем, наш тиран боится не только людей. Он часто боится абсолютно не касающихся вроде бы его безопасности вещей. Например, у него паранойя площадей.  Каримов в течении 16 с половиной лет своего правления казнил почти все площади Ташкента.

Первой он казнил Студенческуя площадь в 1992 году, после январского восстания студентов. Я всё ещё слышу дрожащий голос по телефону этого диктатора:»В студенческом городке бунтуют ваши ребята, если вы не угомоните их, будет плохо».

Но я тогда не знал, что он уже расстрелял двоих из наших ребят.

В то время Каримов только начинал учиться убивать. Его голос по телефону дрожал потому, что он только что дал приказ открыть огонь по безоружным людям, он переживал первый опыт убийцы.

После расстрела студенческой демонстрации, Каримов дал приказ окружить Студенческий городок железным ограждением. Непредставимо, но огромный городок был действительно ограждён и площадь, где раньше собиралась молодёжь, полностью застроена.

Любая площадь, как живое существо, нагоняет страх на диктатора. Она была сосудом, где концентрируется энергия толпы. Энергия не праздничная, а негативная. Энергия, сгущающaяся как туча. Диктатор выработал первобытный, но верный способ рассеивать эти тучи — стрелять в них из пушки. Не с экологической, а с настоящей. В Андижане этот метод диктатора был продемонстрирован всему миру.

Андижанская городская площадь была последней, что спаслась от репрессий тирана против майданов (майдан по тюркский — пустырь, площадь).

Теперь тиран начинает уничтожать базары. Потому, что базар тоже является сосудом, несущим в себе опасную энергию масс. Но базар — сосуд необыкновенный, базар — сосуд античный. Во все века мало кто осмелился его трогать, поскольку разрушить его было равнозначным покушению на честь и достоинство граждан города. Однако, страх Каримова перед толпой закрыл ему разум и он уже покушается на базарные площади.

«Ипподром» — самая большая базарная площадь в пределах Ташкентской области, была закрыта несколько лет тому назад. Потом решили разрушить базар в старом городе, но реакция толпы была настолько резка к этой акции, что власти приостановили свои действия по отношению к этому базару.

Вообще, Каримов, после революции Грузии, Украины и Киргизии пришёл к твёрдому убеждению, что стратегия по отношению к майданам у него правильная. Чтобы предупредить протесты масс, никто кроме Узбекского диктатора не мог додуматься до такого простого, гениального решения, решения уничтожить площади. Нет площадей — нет толпы, нет толпы — нет протестов, если нет протестов, значит все довольны в такой стране.

Когда Запад был союзником Каримова, все в Узбекистане казались довольными своей жизнью. Теперь так не кажется. Стратегия Узбекского тирана оказалась не состоятельной. Узбекистан отныне становится огромной площадью, какую не видела история. Узбекистан становится огромным сосудом, который заполняется той страшной для тиранов энергией. Эту площадь не сможет казнить тиран Каримов. Эту площадь невозможно уничтожить даже с помощью великой России, даже с помощью великого Китая.

Остаётся признать эту площадь как Независимую, как Свободную от всякой тирании и каких либо посягательств со стороны.

2005

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *