Руф ДИБЛЕР: МУХАММАД САЛИХ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ В УЗБЕКИСТАНЕ В 1979-1995 ГОДАХ (введение)

В конце 70-х, начале 80-х годов в Советском Союзе наметились существенные перемены. После смерти Леонида Брежнева в 1982 году, лидеры Юрий Андропов и Константин Черненко пытались притормозить неудержимый развал социалистической  системы.[1]

Когда в марте 1985 года к власти пришел Михаил Горбачев, он начал экономическую  реформу под  лозунгами перестройки и ускорения в контексте очищения ленинских идей от «всего наносного». Обеспечение необходимых для этого мер посредством гласности считалось в те годы важнейшей  составной компонентой перемен, поскольку посредством гласности достигался эффективный общественный контроль, и гарантировалась необратимость перемен, характеризующих курс КПСС по направлению к либерализации.

Все эти изменения неизбежно  повлияли  на меняющийся характер общественно-политических ориентаций в республиках тогдашнего СССР. Характерно при этом, что на лидирующие позиции политической борьбы выдвинулись представители художественной интеллигенции, которые требовали, например, политической реабилитации репрессированных за весь советский период общественно-политических деятелей, также открыто выступали против недостатков советского режима. Они сыграли большую роль в деле национального возрождения народов тогдашнего СССР. Так было и в Узбекистане. И Мухаммад Салих– современный писатель – был одним из них.

Творчество и политика тесно переплетены в жизни Салиха. Свои мысли относительно событий, происходящих в жизни общества, он преобразовывает в энергичные и яркие образы, призывающие к позитивным переменам. Все развитие его творчества связано с общественно-политическим развитием Узбекистана с середины 70-х годов по сегодняшний день.

Весьма характерно при этом эволюция стиля произведений Салиха: от образности и символизма, вначале, к прямой  политической  публицистичности, в последующем. Эти изменения точно соответствуют эволюции общественно-политической атмосферы в Узбекистане: от закрытого колонизированного общества в СССР к политической независимости его страны. Причем, можно утверждать, что идея независимости и национально-культурного возрождения формировалась в обществе именно в эти годы.

Первым периодом в творчестве Салиха, равно как и в общественно-политической атмосфере узбекского общества был период с 1977 по 1985 годы, на протяжении которого уже существовала ограниченная свобода политического волеизлияния.

В этот период представители художественного творчества использовали в своих художественно-публицистичес-ких произведениях иносказательные образы, этакий «эзопов язык», посредством которого проводили в сознание общества свои идеи свободомыслия.

Второй период начинается в раннюю эпоху Михаила Горбачева с введением гласности (в 1986 г).

В конце третьего периода (1989-1992 гг.), в сентябре 1989 года Узбекистан принял закон о языке. Немного позже (в 1991 г), провозгласил государственную независимость и провел первые президентские выборы.

Наконец, в период с 1992 по настоящее время, президент Узбекистана Ислам Каримов, установил свое жесткое авторитарное правление.

Дорога к независимости была долгой и для того, чтобы лучше понять события, описанные в данной работе, необходимо осуществить краткое ретроспективное знакомство с новой и новейшей историей Узбекистана.

Перед тем, как Узбекистан стал одной из республик Советского Союза, значительная часть его территории входила в состав великого Туркестана, который, начиная с 19 века, был колонизирован Российской империей. Механизм колониальной экспансии Российской империи на территории Центральной Азии состоял в заключении торгово-экономических соглашений с последующим установлением военных и административных центров, благодаря которым проводились уже откровенная политика навязывания собственных имперских интересов.

Вскоре, после большевистского переворота (1917 г.), советское правительство разделило Туркестан и входившие в его состав Бухарский эмират, Кокандское и Хивинское ханства на пять национально-государственных образований– союзных республик.

Децентрализация региона являлась частью стратегии московских властей, целью которой было ослабление Центральной Азии, как потенциально сильного и монолитного национально-государственного образования с одновременным установлением жесткого контроля над административной элитой новообразованных советских социалистических республик. Благодаря осуществленным мерам, на территории, в прошлом достаточно единого региона, образовались дисперсные национально-государственные образования со своими национальными языками. В частности, Узбекистан и узбекский язык.

Следующим проектом, позволяющим создать надежный механизм жесткого подчинения этнических групп единой советской страны и обеспечивающего приоритетную роль русского языка, культуры и истории была, так называемая, «сталинская чистка» 30-х годов, охватившая весь Советский Союз. Для беспрепятственного внедрения социалистической идеологии, сталинский режим провел тотальную репрессию, направленную на уничтожение национальной интеллигенции во всей стране, включая и узбеков. В дополнение к непосредственному уничтожению и заключению в концентрационные лагеря была заново отредактированы национальная история и культура. Московское правительство радикально переработало смысл и направление развития национальной истории и культуры– отныне полагалось писать и прославлять только российские походы и завоевания как исторически-прогрессивные, русскую культуру, как наиболее передовую. Соответственно, собственную национальную культуру, как неразвитую, исторически бесперспективную и второстепенную, в сравнении с русской.

Начиная с 30-х годов, Москва целенаправленно и последовательно проводила курс на унификацию национальных культур посредством их русификации и ограничения функционирования национальных языков. Таким образом, узбеки, как и другие представители национальных советских социалистических республик, были вынуждены пользоваться русским языком при общении, при обращении в административные и правительственные учреждения. Вся система образования подчеркивала приоритетное значение русского языка: большинство дисциплин преподавалось в средних и высших учебных заведениях на русском языке. Диссертации кандидатов и докторов наук принимались к защите исключительно на русском языке. Более того, знание русского языка стало критерием, определяющим культурный уровень, социальный и профессиональный статус человека.

Несомненно, что все вышеперечисленное негативнейшим образом влияло на национальное чувство культуры и самоидентификации. Однако, еще в большей мере– ориентация всей совокупной производственно-экономической инфраструктуры республики, жестко ориентированной на монокультуру хлопчатника. Эта экономическая политика оказала разрушительное воздействие на культуру, экономику, экологию, здоровье и просвещение, поскольку вся энергия народа была направлена на выращивание и сбор все возрастающего количества хлопчатника– стратегического для СССР сырья.

Надо сказать, что культура возделывания хлопчатника в южном поясе Центральной Азии возникла еще в незапамятные времена. Но издревле народ возделывал хлопчатник наряду с другими сельскохозяйственными культурами. С начала колонизации региона российское правительство значительно расширило земли, отводимые для возделывания хлопка, в результате чего баланс сельскохозяйственного производства был существенно нарушен и, вследствие этого, оказался в критическом состоянии. Большевистское правительство пошло еще дальше, заставляя население все больше и больше расширять площади под возделывание хлопчатника, оно окончательно разрушило веками отлаженную структуру хозяйственно-экономического уклада, превратив весь Узбекистан в одну большую хлопковую плантацию. Из республики вывозилось сырье для переработки его на фабриках России по ценам значительно более низким, чем рыночные. Одновременно, почти полностью прекратилось выращивание зерновых и овощных культур. Эта политика ставила Узбекистан в жесткую зависимость от российского импорта. Увеличение площадей под хлопчатник, строительство неэффективной ирригационной системы, использование неоправданно высокого количества пестицидов и других химических препаратов для повышения урожайности хлопчатника, привели в ряде мест, к осушению, местами – к заболачиванию почв, дефициту питьевой воды, загрязнению воздуха и резкому ухудшению здоровья всего населения. Несмотря на то, что уже с 60-х годов ученые забили тревогу о катастрофическом сокращении объема воды в Аральском море, хлопковая экспансия в регионе не только продолжалось, но и усиливалась. Весь этот совокупный комплекс экономических, экологических, социально-культурных причин вел узбекское общество к обнищанию, потере физического и духовного здоровья и человеческого достоинства. Весь этот мир, обреченный на необратимые потери всего того, чем он ценен в глазах человека, был миром, в котором родился и рос поэт Мухаммад Салих. Понимание этого мира дает возможность понять обстоятельства, сформировавшие  личность Салиха, как поэта, публициста, общественного и политического деятеля, осознавшего и осуществившего свое предназначение как гражданина своей страны.

Мухаммад Салих родился 20 декабря 1949 года в маленьком кишлаке Янги-базар Хорезмской области. После окончания школы в 1968 году был призван на службу в армию и направлен в Чехословакию, где впервые столкнулся с невиданным у себя на родине открытым сопротивлением народа правящему режиму. Именно там, в Чехословакии, он сделал для себя открытие, что режиму, который подавляет народ, можно и необходимо сопротивляться.

По возвращению из армии, с 1970 по 1975 годы, он учится на факультете журналистики в Ташкентском университете, а после его окончания продолжает учебу на Высших литературных курсах при Институте литературы им. Горького в Москве.

Учеба на высших литературных курсах позволила ему глубже развить свое литературное мастерство, шире изучить работы других писателей страны.

По завершению учебы в Москве он работает в Союзе писателей Узбекистана, а в 1988 году избирается секретарем этого Союза.

Первые стихи были написаны Мухаммад Салихом еще в юности и датируются 1966 годом, а уже к концу 90-х годов его творческий багаж составили 12 книг, в содержание которых вошли прозаические и поэтические произведения.

Генерация его сверстников, в силу обстоятельств и времени своего рождения, несло в себе как бы пороговое состояние: его сверстники не застали чисток 30-х и 50-х годов, не были замучены репрессиями. Напротив, «хрущевская оттепель», хотя и не в такой степени как в центральных российских городах, все же достигла Узбекистана, внеся в общественное сознание ферменты демократии и свободомыслия. Кроме того, получив хорошее образование, по началу в Ташкенте, а в последующем, в Москве, Салих вошел в элитные круги своей республики, получавшей определенные материальные и властные привилегии.

Следует отметить, что публикация произведения Салиха в Узбекистане во многом зависит от временного периода либерализации политической атмосферы и от его умения придать своим мыслям приемлемый для местной  цензуры облик. Большая часть произведений позже была опубликована в Узбекистане, некоторые из них переведены на другие языки и даже изданы за рубежом. Широкому читателю Салих известен, благодаря своей поэзии. Но он также писал небольшие эссе, а в более поздний период своего творчество, по преимуществу, политические статьи и эссе, посвященные положению узбекского общества. Показательно то, что большая часть из публицистических и политических статьей Салиха появились в печати только после 90-х годов, что свидетельствует о неприятии официозом резких и дерзких суждений поэта о происходящем в республике. К слову, большинство из работ Салиха, анализируемых в данном исследовании, представляют блок неопубликованного политического творчества их автора. В тех же случаях, когда та или иная работа была все же опубликована в республиканской печати, мы, в своих комментариях, специально это отметим, поскольку обстоятельства, при которых комментируемая работа издается, либо не издается, играет важную роль в развитии логики данного исследования.

Произведения Салиха, анализируемые в нашем исследовании, написаны их автором в период между 1977-1995 гг. и соответствуют периодизации политического развития Узбекистана, определенной нами выше.

На протяжении всех, анализируемых нами в данной работе периодов, прослеживается четкая взаимосвязь мировоззренческих установок и стиля изложения автора с эволюцией политической ситуации в республике. В некоторой степени сюжеты и тематика выступлений меняются. Однако общая направленность на усиление значимости узбекского языка для жизни социума проявляются в них с неизменной отчетливостью. С целью лучшего понимания других произведений Салиха, данная работа будет начата, с анализа их взаимоотношения с политической ситуацией, как с социально-культурным контекстом, с ситуативной средой, в которой они были созданы. К примеру, в статье, написанной в 1977 году. В тот год Узбекистан мобилизовал все людские ресурсы на выполнение очередного плана по сдаче госзаказа на сбор хлопчатника. Ни экологические проблемы, ни ухудшающееся здоровье населения республики, которые все более отчетливо проявляли себя, не влияли в глазах администрации, а решение первоочередной задачи– выполнение плана по уборке урожая. Население, вследствии неосведомленности об угрозах своему здоровью со стороны ухудшившихся условий окружающей среды и, не в последнюю очередь, из-за своей запуганности, так же молчало. Работы Салиха, посвященные этой ситуации, в которых автор использует иносказательные образы и символы, показывают атмосферу бесправия народа в закрытом обществе, каковым являлся Узбекистан.

На протяжении следующего периода (с 1985-1989 гг. ), благодаря гласности и перестройке, в обществе наметились некоторые позитивные перемены. Москва, хотя и с оговорками и ограничениями, стала позволять поднимать и открыто обсуждать некоторые проблемы, связанные с экологией, национальной историей и культурой. По инициативе КПСС начались кампании по выявлению и вытеснению с руководящих постов «испорченных», «запятнавших коммунистическую честь», должностных лиц, а у прессы появилось больше свобод по освещению начавшихся перемен. В этот период работы Салиха стали более откровенными – в них проявилась большая резкость и адресность. Порой Салих становится настолько дерзок, что безбоязненно и открыто выступает против некоторых позиций политики московских властей.

Начиная с середины 1989 года, пространство гласности в республике несколько ограничивается, и возникла тенденция к сокращению гражданских свобод. Несмотря на то, что Узбекистан, сразу же после «августовского путча» (1991 г.), провозгласил государственный суверенитет, сколько-нибудь заметных позитивных изменений в узбекском обществе не произошло. Незначительная или вовсе не существующая основа для реальной независимости республики вынудила власти оперативно создавать видимость экономически и социально жизнеспособной нации. Осуществляя жесткий авторитарный контроль над различными социальными группами населения, Президент Узбекистана Ислам Каримов демонстрировал внешнюю стабильность и независимость возглавляемой им республики. Внутри же республики он проводил политику целенаправленного подавления всякого инакомыслия.

В этот период Салих активно вовлекается в политическую жизнь республики. Его выступления, по крайней мере доступные публике, были по своему характеру остро политичны и отражали главные векторы развития политических процессов в Узбекистане, попытки воздействовать на них с позиций либерализма и демократии.

Последний период нашего исследования датируется 1992-1995 годами. Для него характерно ужесточение авторитарного режима Каримова, при котором достигается полный контроль над прессой и тотальные репрессии, направленные против инакомыслящих в области идеологии, социально-экономический кризис, приведший нацию к массовому обнищанию. В этот период политические выступления Салиха направлены против существующего правящего режима. Реакция Каримова не замедлила сказаться — в 1993 году Салих был вынужден покинуть свою родину и продолжать сопротивлениe властям Узбекистана из-за рубежа.

Работы, изданные Салихом за границей, полны открытого неприятия политики узбекских властей. Они полны горечи, резки и не оставляют ему путей для компромиссов с режимом.

[1] Первый, путем ужесточенного администрирования производственной и социальной сфер, а также в попытке переместить внимание общественности на резонансные судебные процессы (так называемые «краснодарское дело», «ростовское дело», «узбекское дело»). Второй, за счет усиления роли социалистической идеологии на общественное сознание (Примечание ред.).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *