Тысячелетний пост

Тысячелетний пост терпит тюркский хакан,
рот его крепко сжат, и засыхает стан,
ребра его торчат, — так отощал
Тянь-Шань.

Нетронутые запасы растут за тысячу лет.

Хлебов накопились горы — все, что Бог ему дал.

В солонке соль умножается этим хлебам в ответ, —

Арал.

По травам ночным гуляла дочь хакана, красавица.

На ужа наступила – «Ай!» — вырвалось невзначай.

Этот крик серебристый по небу катится, —

взошедшая Ай.

Уж по травам шуршит, зарываясь в сушь,

от Азии убегающий беглый священный уж,

нету места ему, —

это Аму.

Дочь, не кричи «Ай!» — не повторяй небосвод!

Скажи хакану-отцу то, что должна сказать:

кончилась тыща лет, можешь открыть свой рот,

кончилась Ураза!

1985

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *