Узбекистан живет в режиме чрезвычайного положения уже 17 лет

Узбекистан, приобретя независимость более 16-ти лет назад, мог стать современным богатым государством, где уважаются права человека, его свободы всегда защищены. Но Узбекистан не стал лидером в регионе, не продемонстрировал стремления к демократии и уважения к правам своих граждан.

У бессменного лидера страны Ислама Каримова нет конкурентов внутри Узбекистана, но остаются достойные оппоненты, вынужденные уже много лет находиться в эмиграции. Один из них – политик Мухаммад Салих. В преддверии очередных президентских выборов в Узбекистане Voice of Freedom представляет интервью с политиком, который по-прежнему чрезвычайно популярен в республике.

Voice of Freedom (VOF): Как бы Вы охарактеризовали ситуацию в Узбекистане в настоящее время? Некоторые эксперты называют ее «взрывоопасной», согласны ли Вы с этим мнением?

Мухаммад Салих: Взрывоопасность — характерная черта политической и социальной ситуации в Узбекистане. Узбекистан живет в режиме чрезвычайного положения уже 17 лет. Все эти годы были запрещены любые акции протеста. На улицах городов вы увидите больше милиционеров и солдат внутренних войск, чем обычных прохожих.

Только благодаря огромной армии силовых структур и глобальной сети системы доносительства обстановка в Узбекистане все еще не взорвалась. И, конечно же, благодаря беспримерной жестокости наказаний за любой вид инакомыслия. Пытки, изнасилования, убийства стали нормальным явлением уже не только в тюрьмах, но и почти в каждом милицейском участке. Даже мафия нынче жалуется на беспредел власть имущих.

Никто уже не может четко ответить, что лучше: постоянная взрывоопасность существующей обстановки, сводящей с ума людей своей постоянной угрозой или сам взрыв.

Таджикистан, переживший гражданскую войну, более стабилен, чем Узбекистан. Сегодняшняя ситуация в Таджикистане подает надежды на будущее. А Узбекистан под гнетом каримовского режима не подает никакой надежды. Буквально никакой.

VOF: Как изменится ситуация в Узбекистане после предстоящих выборов? Может ли ситуация ухудшиться?

Не знаю, потому что не представляю ситуацию худшей, чем сегодня. Но одно можно сказать точно: Каримов и его окружение сделают все, чтобы не выпустить из своих рук бразды правления. Это еще больше усилит враждебность народа к режиму. Это усилит также раздражение госчиновников на Каримова, надеявшихся на определенные послабления жесткого курса во внутренней политике, которые включали бы в себя и либерализацию экономики. Таких чиновников немало, многих из них я знаю лично. По моему предположению, после «выборов» зашевелятся и представители разных кланов в силовых структурах, убедившись что ничего нового не произойдет, если заинтересованные группы не объединятся. Будут попытки перегруппирования среди настроенных против Каримова и его дочерей олигархов, полукриминальных бизнесменов.

«Выборы» непременно подействуют отрезвляюще на умы. Мысль, что диктатор останется у власти еще на 7 лет уже опустилась на голову всем (кроме Каримовых) как оглушительный удар. Этот шок, в конце концов, вынудит объединиться социальные группы и направит их на поиск альтернативы Каримову.

Разумеется, это мое предположение. То есть, реакция нормальных людей должна быть именно такой, как я описал. Однако, нормальность – понятие растяжимое.

VOF: В случае, если бы выборы проходили честно, какой процент смог бы получить нынешний президент Каримов?

Коммунистические лидеры к концу 80-х годов полностью потеряли лимит доверия своих народов и потому они решились на Перестройку общества, надеясь, наряду с обществом поправить и свой имидж перед ним.

Но Перестройка стала работать против них, ни общество не поправилось, ни имидж лидеров. Каримов как лидер не был исключением. Он с самого начала своего правления был лишен той положительной коммуникабельности с массами, которая необходима для лидера. Его бесконечные выступления, чтобы установить эту коммуникацию лишь увеличили антипатию масс. Его имя, как и многих других коммунистических руководителей, ассоциировалось с взяточниками и ворами. Поэтому в первых президентских выборах 1991 года, в которых я участвовал как соперник Каримова, узбекский народ открыто демонстрировал свою неприязнь к Каримову. Он не смог выиграть эти выборы, несмотря на громадный арсенал государственных ресурсов и поддержку местных руководителей. Каримов, по нашим данным, в выборах 1991 года получил около 40 процентов, может, чуть больше, но никак не 86 процентов, как было официально объявлено. Больше половины этих цифр он приписал в свой счет.

У нас в офисе партии «ЭРК» стояла дюжина мешков, полных бюллетеней, как доказательство фальсификации выборов. Эти «запасные» бюллетени были найдены нашими сторонниками в участках голосования в городе Ташкенте.

Мы демонстрировали эти мешки с бюллетенями зарубежным наблюдателям, французам и американцам (американскую делегацию возглавлял сенатор Де Консини). Наблюдатели лишь посмеялись над этими уликами фальсификации. Один французский наблюдатель сказал примерно так: «Благодарите Бога, что на улицах Ташкента люди не бродят с “калашаниковым” в руках, как в Дубоссарах или в Тибилиси. У вас проходят выборы, пусть нечестные, но выборы. Может быть, они в следующий раз будут честными”.

Однако, в следующий раз выборов вообще не было. Потому что Каримов в 1991 году увидел, что он может опозориться, если позволит народу выбирать своего президента.

Если бы сегодня выборы проходили честно, Каримов получил бы не 40 процентов как в 1991 году, а процента 3, и не более. Да, сегодня число людей заинтересованных в том, чтобы Каримов остался у власти не превышает 3 процентов от общего числа избирателей.

VOF: Сможет ли администрация Каримова так же жестко контролировать ситуацию после его переизбрания на новый пост?

По моим данным, Каримов тяжело болен. После выборов он собирается ехать на лечение в Германию, страну, которая в отличии от других европейских государств, стабильно поддерживает его. Я думаю, состояние здоровья не позволит ему единолично контролировать ситуацию в стране и вынудит его передать определенные полномочия главам силовых структур, хотя он им не доверяет.

Некоторые надеются на скорую смерть Каримова и строят планы в этом контексте. Есть желающие видеть дочь Каримова на его месте и ведут с ней политический флирт за кулисами. Но дочь имеет негативную репутацию среди силовиков, они знают ее скандальный характер, знают все ее финансовые проделки и постараются всеми силами не допустить ее на место отца.

VOF: Какое число людей в Узбекистане, как Вы думаете, поддерживает Вашу партию и Ваши идеи?

Число людей, поддерживающих нашу партию, не смогу назвать точно.

В 1993 году число членов нашей партии, получивших удостоверение организации, составляло 54 тысячи человек. С тех пор мы не вели учет, потому что составлять какой-либо список опасно: такой список мог попасть в руки спецслужб.

На президентских выборах 1991 года мы получили официально 12,7 процентов голосов избирателей, а это означало, что 1 миллион 115 тысяч человек голосовало за партию «ЭРК». Разумеется, эта цифра не отражает действительность. По мнению многих наблюдателей, тогда партия «ЭРК» получила большинство голосов.

Можно сказать, несмотря на все репрессии, наша партия является наиболее популярной среди других политических организаций, как оппозиционных, так и официальных.

Среди врагов же Каримова нет более громкого имени, чем мое. Сохранению популярности наших имен во многом способствовала каримовская пропаганда против нас. Но она обречена опираться на дезинформацию и ложь, поэтому она не имеет авторитета среди народа.

Каримов надеялся разгромить партию «ЭРК», ее имидж в народе с помощью взрывов 16 февраля. Среди определенной части населения это удалось ему сделать. Но после признания Зайниддина Аскарова — главного свидетеля против меня на суде — о том, что его заставили клеветать на меня, миф 16 февраля полностью провалился в глазах народа.

Тем не менее, на первом плане каримовской пропаганды продолжает оставаться партия «ЭРК», а не исламские радикалы, как думают некоторые. Потому что в выборах 1991 года партия «ЭРК» показала, что именно она может быть серьезным конкурентом в борьбе за власть.

Поэтому за последние 17 лет пропагандистский аппарат Каримова концентрировал свою борьбу исключительно против партии «ЭРК». Наши сторонники собрали огромный том пасквилей, посвященных моей персоне. Каримовские «мушкетеры пера» пишут обо мне по любому поводу и без повода. Выдумывают сюжеты и пишут. Пишут длинно и без энтузиазма. Потому что я им не враг. Хотя я и «враг народа». Тем самым они помогают мне, нежели Каримову.

VOF: Вы выдвигали версию о причастности к убийству Алишера Саипова узбекских спецслужб и лично Ислама Каримова. Как Вы думаете, смогут ли и захотят ли нынешние власти Киргизии расследовать это преступление?

Я боюсь, они не заинтересованы в разоблачении этого преступления. Выдвинутые ими версии надуманы. Информационное агентство «24.kg» опубликовало рапорт МВД Киргизии о расследованиях убийства журналиста Алишера Саипова. Этот рапорт выглядит так, как будто Саипов сам устроил свое убийство. Не установив еще личность убийцы или заказчиков убийства, правоохранительные органы начали обвинять самого журналиста. Например, полный абсурд несет милиция города Ош, «предполагая» что Алишер Саипов «мог быть убит сторонниками узбекской партии «Эрк», с целью опорочить правительство и президента РУз Ислама Каримова».

Чтобы опорочить Ислама Каримова и его правительство, предостаточно преступлений, совершенных ими за прошедшие 15 лет. Один Андижан чего стоит.

Алишер был убит не сторонниками партии «ЭРК», а ее врагами. Главный враг партии «ЭРК» сидит в президентском дворце в Ташкенте. Он и заказал убийство Алишера, потому что он помогал партии «ЭРК». В этом ни крупицы сомнения у нас нет.

Убийцы шастали вокруг офиса журналиста, его дома и следовали за Алишером по всей Киргизии. Киргизские власти должны были оскорбиться такой вольности каримовских убийц. Видимо, не оскорбились.

Во всяком случае, заявления некоторых киргизских чиновников показывают, что они очень боятся испортить отношения с узбекским диктатором. Один из них возмущался, что пресса поднимает неоправданный шум вокруг убийства какого-то журналиста. Такие убийства совершаются повсюду, если это случилось в Киргизии, почему так шумно должно обсуждаться? Так восклицал простодушный (чтобы не сказать бездушный) чиновник.

Между тем этот «какой-то журналист» был чьим-то сыном, мужем молодой женщины, отцом ребенка, которому не исполнилось и трех месяцев и талантливым молодым человеком, ненавидящим несправедливость и бездушность, которые проявляются в этом мире.

В рапорте милиции Киргизии есть только та правда, что Алишер был знаком со мной и мы несколько раз с ним виделись. Правда и в том, что он поддерживал наше движение и как мог помогал распространять литературу нашей партии. Правда и в том, что он любил свой народ и хотел служить ему в освобождении от рабства диктатора, а каримовские палачи не дали ему такую возможность.

Версии убийства журналиста, озвученные милицией города Ош, пахнут лукавством. Ни хулиганы, ни «Хизб ут-Тахрир», ни партия «ЭРК» не были заинтересованы в убийстве Алишера.

Заинтересованная сторона в убийстве Саипова в течение долгого времени объявляла о своей заинтересованности. «Объявления» об этом давались прямо через СМИ Республики Кыргызстан и Республики Узбекистан, через сайты, в статьях авторов под псевдонимами, где они клеймили Алишера Саипова ярым врагом Узбекистана. Самый последний выпад против Алишера был сделан по ТВ Наманганской области, если не ошибаюсь, за месяц до его гибели. Во всех статьях и выступлениях против журналиста — порой открыто, порой скрыто — присутствовала угроза.

В этом контексте, случай с Алишером напоминает рассказ колумбийского писателя Маркеса «Хроника объявленного убийства», где весь городок знает что один из героев рассказа, который ходит рядом с ними, скоро будет убит.

Алишер лично, неоднократно звонил в СНБ Киргизии и сообщал, что ему грозят убийством. Он говорил об этом друзьям, в том числе и мне, но мы могли советовать ему лишь, чтобы он не ходил один. А что еще мы могли сделать? Что мы могли сделать, если предупрежденные об угрозе правоохранительные органы Республики Кыргызстан ничего не смогли сделать, чтобы сохранить жизнь своего гражданина?

Утверждение, что Алишер встречался с Тахиром Юлдашевым – откровенная ложь. СНБ Киргизии прекрасно осведомлено, с кем встречался Алишер, тем более, он никогда не скрывал своих встреч — он был журналистом. Алишер ненавидел Юлдашева, у него были для этого причины как идеологические так и человеческие. Наоборот, он готовил репортаж о бывших боевиках, отколовшихся от Юлдашева, где они разоблачают его как алчного и жестокого человека.

Также Алишер не скрывал Кабула Парпиева у себя дома. Это написано с подачи СНБ Узбекистана, чтобы запутать узбекский след в убийстве.

Более всего меня насторожил тот пункт, где пишется, что Алишер получил вознаграждения от Тахира Юлдашева. Зачем понадобилась такая откровенная дезинформация МВД Киргизии? Что за этим скрывается? Ведь никто этому не поверит ни в самой стране, ни за рубежом. Что заставило правоохранительные органы так рисковать собственным авторитетом, декларируя такую очевидную ложь?

Окажется ли правдой та молва, что спецслужбы Киргизии в операции против Саипова работали совместно со спецслужбами Узбекистана? И поэтому так старательно загораживают настоящих убийц и сообщников? Почему авторы рапорта умалчивают факт предварительной травли журналиста через СМИ, подготовившей почву для убийства?

Вопросов по расследованию убийства журналиста Алишера Саипова возникает много, их становится еще больше, когда читаешь рапорт киргизской милиции об этом деле.

VOF: Верите ли Вы в довольно распространенную версию о том, что окружение Каримова само уже давно недовольно им? На Ваш взгляд, с чем связано их молчаливое терпение?

Да, окружение Каримова недовольно им давно, но оно, это окружение, до сих пор не имеет лидера, не имеет плана и решимости. Все ждут акции, чтобы удалить диктатора от власти, но все еще нет человека, который бы взял на себя ответственность лидера. Например, после Андижанских событий Каримов был по-настоящему напуган, ему казалось, что наступает его конец. Он ждал удара в спину, от своего окружения.

Самые близкие Каримову люди тоже замолчали в ожидании чего-то, не выказывали былую активность в защите президента, даже заметно отошли от диктатора. Такая неопределенность продолжалась долго, почти два месяца, до тех пор, пока Россия и Китай не уверили Каримова в его правоте. В эти критические два месяца была реальная возможность совершить бархатный переворот, но внутриправительственная оппозиция струсила.

VOF: С чем связано негативное отношение правящей элиты к инакомыслию? Боязнью разоблачений, тревогой потери имеющихся возможностей или простой человеческой ненавистью ко всем, кто не согласен с мнением элиты?

Причиной могут быть все названные факторы. Инакомыслие и свобода слова открывают путь к нормальной дискуссии вокруг существующих проблем. Например, свобода слова дала бы нам возможность быстрее объяснить наши идеи людям и быстрее разоблачить ложь о нас, которую в одностороннем порядке распространяет режим.

Каримов же, как и всякий диктатор, боится своего народа. Боится его гнева, так как совершил много преступлений против него.

VOF: Что стало причиной студенческих акций после выборов 1991 года: любовь к Салиху и партии «ЭРК», или жажда свободы и справедливости?

Пассионарность была всеобщая. По всему Советскому Союзу в умах поднималась волна национального самосознания. Узбекские студенты были самой пассионарной частью, нашего общества. Они были мотором нашего национального движения, был сильный мотив: свобода и независимость. Для них эти слова казались живой реальностью, а не просто терминами романтической литературы. Они видели, что они сила, когда они обединяются в определенной организационной структуре. Когда эта структура имеет четкую идею. Мы им дали такую структуру с четкой идеей и молодежь пошла за нами. Они нам поверили, потому что мы не были запятнаны пороками коммунистов, мы были идеалистами.

VOF: Живет ли, на Ваш взгляд, и сегодня в студенческой среде такая политическая активность?

К сожалению, сегодня я не вижу такую активность. Причина этому — оппозиция долгие годы находится под сильным контролем властей, не имеет возможности работать с молодежью. К тому же, после 1992 года началась открытая коррупция в системе образования. В вузы студенты поступают в основном за взятки. Они в большей части не учатся, получают диплом, не посещая занятия. Как личности они – рабы вещизма, аполитичны и циничны. То есть в их лице диктатура готовит достойную себе замену. Эта еще одна наша национальная трагедия.

***

Мухаммад Салих — известный узбекский поэт, политический деятель, диссидент. Родился 20 декабря 1949 года в Ургенчском районе Хорезмской области Узбекистана. Мухаммад Салих не состоял в Компартии. Его политическая деятельность началась в середине 1980-х годов в тесной связи с его реформаторской деятельностью внутри Союза писателей Узбекистана. Свой первый политический манифест он написал в декабре 1984 года. Манифест был направлен против политики Центрального комитета Компартии Узбекистана в отношении национальной литературы, языка и истории.

В начале «перестройки» М.Салих стал одним из основателей движения «Бирлик/Единство». В 1989 году он создает партию «Эрк/Свобода». В 1990 году становится депутатом Верховного Совета Узбекистана. 20 июня 1990 года по инициативе партии «ЭРК» Верховный Совет принимает Декларацию независимости Узбекистана. В декабре 1991 года М.Салих был единственным соперником президента Узбекистана Ислама Каримова на первых в истории страны альтернативных выборах. По результатам голосования М.Салих получил по официальным данным 12,7%. Независимые наблюдатели указывали, что он набрал порядка 52%.

Студенческая демонстрация сторонников М.Салиха после выборов была расстреляна, оппозиционные газеты закрыты, на лидеров оппозиции были заведены уголовные дела. 2 июля 1992 года М.Салих сложил с себя депутатские полномочия в знак протеста против репрессий. В декабре того же года он был обвинен в создании «Миллий меджлис», а в апреле 1993 года был арестован за «государственную измену». Но под давлением мировой общественности вскоре был выпущен на свободу с тем условием, что не будет покидать Ташкент. Однако, ему удалось бежать сначала в Баку, а затем в Турцию, где он проживает до сих пор.

18 декабря, 2007

Voice of Freedom, Алматы

http://www.vof.kg/uz/publications/?publications=165

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *