Мухаммад Салих готовит оранжевую революцию

В начале декабря проживающий в изгнании лидер партии «Эрк» Мухаммад Салих (на фото) выступил с заявлениями о начале процесса объединения узбекских оппозиционеров. Известно, что в прошлом ни одна из подобных попыток не увенчалась успехом.

По просьбе «Ферганы.Ру» эксперт по Центральной Азии Санобар Шерматова связалась по телефону с Салихом, чтобы попытаться определить перспективы оппозиции.

— Последний раз вы призывали своих соратников выступить с единых позиций в 2005 году, когда в США и Европе на волне событий в Андижане возрос интерес к оппозиции. Чем теперь вызваны ваши заявления? Что-то произошло?

— Отличие в том, что объединение происходит не на платформе какой-то организации, как это было раньше, а на уровне личностей, группировок, находящихся в Узбекистане. Люди стали лучше понимать наши цели. Они говорят, «мы думаем так же, как и вы». Причина в том, что их надежды на уход Ислама Каримова не оправдались. Многие полагали, что он оставит свой пост, были согласны даже на то, что он передаст власть дочери. Надеялись на послабление режима после событий в Андижане. Я говорю о надеждах окружающих Каримова людей.

Ничего этого не произошло. Внешне показалось, что он даже укрепил свои позиции, сблизившись с Россией и Китаем. А теперь и санкции ЕС почти отменены. Но на самом деле там происходят другие процессы. Вокруг Каримова существовала пустота, теперь она расширилась. Это слабое место режима, которым нужно воспользоваться. Термин «объединение», может быть, не точно определяет начавшийся процесс, я бы назвал это консолидацией антикаримовских сил.

— Каких именно сил — находящихся за рубежами Узбекистана, или внутри страны?

— Объединение усилий оппозиционеров, проживающих за рубежом, с группировками, неформальными объединениями и джамоатами внутри страны.

— Религиозными джамоатами?

— Да, мусульманскими общинами. Они не называют себя оппозицией, не связаны с правительством, имеют определенный авторитет в народе. Когда говорят «джамоаты», все думают о Хизб ут-Тахрир (партия исламского освобождения, действующая в подполье в республиках Центральной Азии и в России — ред.). Нет, это не радикалы. Мы не можем иметь с этой организацией ничего общего, у нас другие цели.

— Вы — на Западе, они — в Узбекистане. Трудно представить, что вы можете легально общаться.

— Тем не менее, мы находимся в диалоге с этими людьми. Они помогают нам в реализации пропагандистских акций, хотя никогда не входили в нашу партию (видимо, имеется в виду партия «Эрк», лидером которой является Мухаммад Салих — ред.). Можно сказать — сочувствующие нашей борьбе. Они есть и в правительстве, и среди верующих, бизнесменов, и даже в рядах армии.

— И какими методами вы хотите добиться ухода президента Каримова?

— Это второй вопрос. Пока мы ведем активный диалог, помогаем друг другу. Вот когда подготовим определенную платформу, когда выведем наших сторонников на улицы, тогда и будет видно. Понятно, что Каримов не уйдет демократическим путем, он может сложить власть, как Кучма и Акаев (президенты Украины и Киргизии, были смещены в результате народных волнений — ред.). Массы должны выйти на улицы для свершения бескровной революции.

— А вы верите в бескровную революцию в Узбекистане?

— Я верю. Многие спекулируют на этой идее, говорят, что если произойдут события, подобные киргизским, прольется кровь. Но у нас есть опыт организаций массовых акций в годы перестройки. Честные люди могут рассказать, что наши митинги были цивилизованные, дисциплинированные.

— Тогда были другие времена…

— И тогда было много провокаций со стороны КГБ.

— А что вы думаете, Служба национальной безопасности Узбекистана сегодня слабее КГБ?

— Нет, конечно, а в некоторых ситуациях даже более организованная, я думаю. Но у нас нет иного метода смещения президента. Мы сейчас работаем над тем, чтобы СНБ и другие силовые структуры перешли на нашу сторону. Я не имею в виду полный переход армии и спецслужб, но если даже часть этих структур окажется на нашей стороне, этого будет достаточно, чтобы предотвратить возможные провокации. В этом случае антикаримовские силы получат большую поддержку.

— Вы действительно верите, что в Узбекистане силовики из СНБ могут оказаться на стороне оппозиции?

— Да. Не смотрите на внешнюю сторону ситуации в республике. Уверяю вас, есть люди, готовые действовать. Им только нужна хорошая организация.

— А у этой организации есть название?

— Нет, даже название может дать ориентировку тем силам, которые хотели бы нас расколоть.

— Но вы говорите от имени этой организации?

— Да, как один из ее создателей.

— Кто-то из известных личностей вошел в ее ряды? Можете назвать фамилии?

— К сожалению, не могу раскрыть даже тех, кто проживает за рубежом. Пока это — тайна.

— Получается, организация у вас подпольная?

— Да, пока нелегальная. В Европе тоже много каримовских стукачей.

— Вы упомянули о событиях в Киргизии, приведших к смене власти. На организацию революции там были потрачены большие суммы. Есть у вас финансирование?

— Деньги есть, правда, небольшие. Но для начала хватит. Мы вообще не собираемся использовать какие-то капиталы. Когда мы подойдем к решающей точке, когда люди поймут, что мы сильны, помощников сразу прибавится. На Украине и в Киргизии активно работали молодежные организации, и у нас есть молодые люди, которые участвовали в революционных событиях в этих странах.

— Вы говорите о подготовке оранжевой революции. В свое время эксперты, в том числе западные, пришли к выводу, что в таких странах, как Узбекистан, при полном отсутствии оппозиции и неподконтрольных властям СМИ, революции невозможны.

— Посмотрим. Я скептически отношусь к западным экспертам. Имею на это право, потратил двадцать лет своей жизни, надеясь, что Запад поддержит оппозицию. Теперь не питаю никаких иллюзий на этот счет. Единственное, чего я жду, так это поддержки от своего народа. Мы хотим исправить ошибки, которые были сделаны раньше, работать так, чтобы завоевать поддержку простых людей. Сделать все своими силами.

— Современные революции, как правило, без участия СМИ не случаются, таковы технологии. Правда, нужны еще и другие условия. Как вы собираетесь пропагандировать ваши цели при информационном вакууме?

— Мы об этом думаем, вот уже создали свою студию. Будем информировать людей посредством листовок, CD. На втором этапе у нас стоит организация передвижных радиостанций. Начнем с этого, а там видно будет.

— Вы ни разу не прибегли к термину «дворцовый переворот». Тем не менее, по вашим расплывчатым ответам невольно складывается впечатление, что главную надежду вы возлагаете на раскол в окружении Ислама Каримова. Это так?

— Такой вариант от нас не зависит. У приближенных к Каримову людей нет лидера, нет политической программы, словом, они разобщены. Я уверен, они примкнут к нашему движению, как только увидят, что мы усилились.

— То есть в случае, когда кто-то сделает главную работу? Из искры возгорится пламя, как говорил известный вождь революции.

— Ну, это несколько упрощенно… Я не уверен, что через полгода или через полтора мы скинем Каримова. Но мы работаем, это не пустые слова. Хочу сказать всем: «ребята, не бойтесь, не все кончилось, не верьте каримовской пропаганде!».

— Планы по отставке президента Узбекистана строил и Санжар Умаров. После событий в Киргизии в 2005 году он создал «Солнечную коалицию». Умаров никогда не состоял в оппозиции, был состоятельным человеком, занимался бизнесом. Он решил, что может реформировать власть. Теперь отбывает наказание.

— Я знаю эту историю, Умаров попал в ловушку, с ним подло поступили, бросив его на произвол судьбы. Он ошибался, полагаясь исключительно на окружение Каримова и на Запад, который не сделал ничего, чтобы ему помочь.

— Вы собираетесь в Узбекистан?

— Это исключено. Меня сразу арестуют. Помнится, я отказывался уезжать в эмиграцию, был готов отсидеть пять лет в тюрьме. Но сейчас другие времена. Борьба идет не на жизнь, а на смерть.

http://www.gundogar.org/?0243047119000000000000011000000

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *