Эксклюзивное интервью агентству «Фергана.Ру»

От редакции: Согласно онлайн-опросу, проведенному агентством «Фергана.Ру», тридцать процентов посетителей нашего сайта считают, что реальной оппозиции в Узбекистане не существует. Почти треть опрошенных заявляет, что оппозиционеры есть, но вынуждены работать они из-за рубежа.

Президент Узбекистана Ислам Каримов считает, что серьезной оппозиции в стране в настоящее время вообще нет. Глава государства посоветовал иностранным организациям не пытаться «искусственно создавать то, чего в Узбекистане нет». «Если хотите создавать оппозицию — ищите ее среди молодежи, а не среди уже отвергнутых народом деятелей», — заявил Ислам Каримов. Вероятно, к «отвергнутым» президент относит, в том числе, и уже более десяти лет живущего за границей Мухаммада Салиха.

Лидер узбекистанской оппозиционной партии «Эрк», поэт, писатель Мухаммад Салих был единственным соперником нынешнего президента Узбекистана на президентских выборах в 1991 году. В 1993 году Мухаммад Салих покинул Узбекистан, так как против него было возбуждено уголовное дело, которое, по мнению независимых правозащитников, было сфабриковано узбекскими властями.

В ноябре 2000 года Верховный суд Узбекистана заочно приговорил Мухаммада Салиха к пятнадцати с половиной годам лишения свободы, признав его виновным по статьям «Посягательство на конституционный строй в Узбекистане» и «Посягательство на президента Узбекистана». По мнению узбекского правосудия, именно М.Салих организовал первые теракты в Узбекистане — пять взрывов в Ташкенте, что прогремели в феврале 1999 года, когда погибло 16 и было ранено более 120 человек. Следствие установило, что именно опальный оппозиционер совместно с боевиками Исламского Движения Узбекистана организовывал вооруженные вылазки групп боевиков из Таджикистана в Узбекистан в период с 1999 по 2000 год.

Сейчас Мухаммад Салих проживает в Германии, во Франкфурте-на-Майне, имеет статус политического эмигранта.

Несколько дней назад независимый журналист Алишер Саипов взял интервью у опального узбекского оппозиционера специально для агентства «Фергана.Ру». Беседой с Мухаммадом Салихом «Фергана.Ру» начинает серию публикаций интервью лидеров оппозиции стран постсоветской Средней Азии.

* * *

Вопрос: 26 декабря 2004 в Узбекистане прошли выборы в двухпалатный парламент. По мнению президента и официальных лиц страны, выборы прошли честно. В то же время международные наблюдатели говорят о грубых нарушениях законов. Оппозиционная партия «Эрк» [Свобода] и движение «Бирлик» [Единство] не были допущены к парламентским выборам. Можно ли говорить о том, что узбекское оппозиционное движение упустило возможность участвовать в политической жизни страны и на сей раз?

Мухаммад Салих: Нет, нельзя говорить что упустило. У нас не было никакой возможности упустить. Я об этом писал за два года до выборов. Заранее было известно, что Каримов никогда не допустит оппозицию к выборам. Он — чтобы выиграть время — долго заигрывал с западными государствами, давая им надежду на то, что, может быть, допустит к выборам оппозицию. Хотя бы, выборочно, более лояльных к властям, например, «Бирлик». Американцы были согласны даже на это. Госдепартамент США публично заявил о вероятности регистрации «некоторых оппозиционных партий». Но Минюст «Бирлик»у отказал в регистрации. Тогда бирликовские деятели решили участвовать в выборах посредством «инициативных групп». Эта попытка тоже закончилась провалом, ни один кандидат от «Бирлик»а не был зарегистрирован. Для нас в этом сюрприза не было. После подписания Договора о стратегическом партнёрстве с Вашингтоном узбекский президент вошёл в роль «меняющегося в лучшую сторону сукина сына», чтобы не было задержки в потоке финансовой помощи сверхдержавы. Он свою роль играл так убедительно, что даже Госдепартамент в какое-то время начал серьёзно рассчитывать на улучшение ситуации в области прав человека и демократизации. Как вы знаете, эти две проблемы являются бельмом в глазу узбекистанской политики США. Демократические институты Америки то и дело напоминали о диктаторских замашках Каримова и осуждали союз с ним. Надежды на улучшение не оправдались, более того, Каримов сделал полуповорот от своего союзника в сторону России, тем самым дав знать, что в случае давления он полностью повернётся спиной к сверхдержаве. Это обычный приём шантажа Узбекского Президента. Президент всегда прибегает к нему в затруднительных ситуациях и, как ни странно, приём почти всегда срабатывает.

Вопрос: Есть ли возможность участвовать Узбекской оппозиции в президентских выборах 2007?

Мухаммад Салих: Вероятность участия оппозиции всегда существует. Но какое это будет участие? Как в 1991 году, когда власти полностью фальсифицировали итоги голосования или как 2000 году, когда кандидат на пост президента, «соперник» Каримова голосовал за Каримова? Я считаю, что при каримовском режиме выборы не будут демократическими и справедливыми. Каримов не уйдёт по истечении срока президентства и не позволит оппозиционному кандидату участвовать в выборах — пусть даже под своим контролем. В 1991 году он попробовал допустить оппозицию к президентским выборам и, по всей видимости, проиграл их кандидату от партии ЭРК. Я говорю «по всей видимости», потому что только Каримов и председатель Центральной Избирательной Комиссии знают истинное положение дел в выборах. Один председатель райисполкома из Жиззахской области лично рассказал мне, как они до утра были заняты уничтожением бюллетеней проголосовавших за кандидата оппозиции, то есть, за меня. Была налицо масштабная фальсификация, это видели и иностранные наблюдатели, но они радовались даже тому, что нас вообще допустили к участию в выборах. Они не знали о том, как меня уговаривали из администрации Президента отозвать свою кандидатуру. Они не знали, что Каримов панически боялся нас, несмотря на то, что у нас не было ни средств, ни международной поддержки. Он даже остановил перевод денег выделенных государством для партии ЭРК на предвыборную кампанию.

В первое утро после выборов по радио объявили, что кандидат от оппозиции получил около 33 процентов голосов. Спустя четыре часа сняли одного из ответственных этой информации с должности и объявили, что М.Салих получил около 15 процентов. Потом, на другой день исправили: кандидат от партии ЭРК получил 12.7 процентов. Такова была официальная последняя сводка. Видимо, этот страх 1991 года всё ещё не прошёл у Каримова. Иначе он не стал бы так усердно придумывать разные уловки, чтобы не допустить оппозицию к участию в выборах. Наоборот, он бы разрешил им участие, чтобы народ увидел, кто есть кто. В день выборов Каримов объявил, что узбекские оппозиционные группы отвержены народом и сказал, что у них нет никакой поддержки у народа. Прекрасно, в чём проблема? Дай участвовать этим «отверженным» в выборах — как в парламентских, так и президентских! Чтобы они увидели свою отверженность своими глазами, чтобы опозорились, проиграв твоим партиям. Нет, господин Каримов этого не сделает. Потому что глубоко не верит своим собственным словам. Потому что знает, кто на самом деле отвержен народом Узбекистана.

Вопрос: На тринадцатом году своей независимости Узбекистан ввел двухпалатный парламент, в то время как в Киргизстане ожидается ввод однопалатного парламента в феврале сего года. Имеет ли какую-либо значимость число палат парламента для развития страны: Ваше мнение?

Мухаммад Салих: Может быть, для Киргизии двухпалатность парламента имеет значение, но для Узбекистана она не имеет никакого значения. В отличие от Киргизии, в выборах в Узбекистане оппозиция не участвовала. Все пять партий, допущенных к выборам, являются партиями президента Каримова. Не было важно, какая из них победит. В любом случае побеждал Каримов. Так всё было подготовлено. На этот раз Президент собрал (за несколько месяцев до выборов) разного рода банкиров-коррупционеров и взяточников в одну кучу и назвал её «Партией Либералов». Всем остальным куклам — партиям было велено следовать за «новой партией» и не роптать на нарушения законов в процессе голосования. Старые куклы-партии выполнили приказ молча. Недовольство было, но оно не было проявлено открыто. После выборов ничего абсолютно не изменилось. Только раньше депутаты голосовали за Каримова в одной палате, теперь будут голосовать в двух.

Вопрос: Каково Ваше мнение относительно «бархатной» революции в Грузии и недавней «оранжевой» революции в Украине? Способны ли народы Центральной Азии на такие революции? Некоторые наблюдатели отмечают страх президентов центрально-азиатских стран перед неожиданными переменами…

Мухаммад Салих: Страх не поможет избежать смерти, если смерть уже пришла. Ничто не спасёт центральноазиатские режимы от падения, когда придёт историческое время их конца. После распада СССР недалёкие аналитики стали рассуждать об «объективных и субъективных причинах падения Советской Империи». На деле же СССР просто завершил свою жизнь. Страны, как и люди, имеют свой возрастной предел, как люди рождаются и умирают. Я думаю, диктаторским режимам постсоветского пространства приходит конец. Грузинский режим подох первым, вслед за ним рухнул украинский режим. Так же закончат свои жизни и остальные режимы, это вопрос времени, причём недолгого времени.

Вопрос: Некоторые наблюдатели утверждают, что в последних действиях на политической сцене стран СНГ наблюдается столкновение интересов России и Запада. Отказ продлить лицензию и регистрацию иностранных организаций в Узбекистане, резкая критика западных политиков (Акаев) оценивается как попытка понравиться России. Ваше мнение, какой должна быть политическая ориентация в регионе сейчас — пророссийская, прозападная вообще или проамериканская?

Мухаммад Салих: Ориентация в развитии наших стран не должна быть ни пророссийской ни прозападной. Ориентация должна быть демократической — к правовой государственности. Это очень важно на данном этапе нашей истории. Встать на ноги не только экономически, но и политически — встать на ноги как самостоятельное государство. Стать другом более сильного соседа, но не стать его лакеем. Тюркские государства, исторически зажатые между двумя гигантами — Россией и Китаем — всегда вынуждены были лавировать между ними. Вопрос в том, чтобы эти лавирования не стали предательством по отношению к нашим народам. В этом смысле я с тревогой слежу за случаями продажи земель нашим могущественным соседям за деньги. Земля не принадлежит президентам, она — собственность народа. Никто не должен иметь право продавать её иностранным государствам.

Вопрос: Наблюдатели прогнозируют революцию в Киргизстане после украинских событий. Может ли сегодняшняя тенденция в Киргизстане стать примером для других стран Центральной Азии, и есть ли возможность того, что такие действия могут приобрести региональный характер?

Мухаммад Салих: Некоторые так называемые аналитики смотрят на такую возможность с подозрением. Они считают, что в Центральной Азии такое массовое проявления активности населения может привести к насилию. Вопреки «аналитикам» я верю, что оппозиция Центральной Азии является достаточно зрелой и подготовленной, чтобы не допустить хаос в регионе. Верю, что революции могут произойти и в Ташкенте, и Бишкеке так же мирно, как они произошли в Тбилиси и Киеве. В отличие от украинской и грузинской оппозиции, в наших активах есть одно слабое место: это пассивность международной поддержки. Это не от нас зависящее положение, а от конъюнктуры мировой политики. Так что нам нужно двигаться вперёд, не слишком оглядываясь на то, кто и что говорит о нас, нам нужно работать с массой, организовывать её и направлять в цивилизованное русло, а остальное само придёт.

Вопрос: Обычно чувствуется, что узбекская оппозиция относится к президенту Киргизстана Аскару Акаеву положительно и с уважением. Возможно, это объясняется тем, что Аскар Акаев, в отличие от Ислама Каримова, отличается толерантностью по отношению к оппозиции. Хотя, фразу «Киргизстан — островок демократии», в последнее время стали произносить больше с иронией. Ваше отношение к настоящему строю в Киргизстане и личности Аскара Акаева?

Мухаммад Салих: Мы относимся к Акаеву положительно, сравнивая его с нашим президентом Исламом Каримовым. Действительно, по сравнению с узбекским деспотом, который не брезгует слушать рассказы о пытках, применяемых к политзаключенным, — Аскар Акаев демократ. Несмотря ни на что, в выборах в Киргизстане участвует политическая оппозиция. Репрессии есть, но они не в таком глобальном масштабе как в Узбекистане. Издаются оппозиционные газеты. Не подпольно как у нас, а в столице Киргизстана, и свободно распространяются. А в Узбекистане иметь при себе оппозиционную газету или книгу оппозиционера равноценно ношению наркотиков или холодного оружия. В Узбекистане, чтобы стать преступником, достаточно быть родственником оппозиционера или даже его одноклассником. Так что у нас есть в чем сравнивать Акаева и Каримова. И есть за что благодарить Аллаха киргизским братьям. Разумеется, вы можете сравнить Акаева с Вацлавом Гавелом и критиковать своего Президента [обвиняя его] в деспотизме. И вы будете правы в своей критике Акаева так же как и я — в моей апологии вашего Президента. Я далёк от мысли идеализировать политику Акаева. Но он — в данный момент — лучший среди авторитарных лидеров Центральной Азии.

Вопрос: Поддерживаете ли Вы методы, применяемые оппозицией в борьбе за власть в Киргизстане: объединения, политические блоки?

Мухаммад Салих: Поддерживаю. Оппозиция имеет право создавать блоки и союзы в зависимости от целей и политической конъюнктуры. Достаточно того, чтобы деятельность оппозиции была в рамках Конституции страны. Не надо удивляться тому, что оппозиция стремится к власти. Стремиться к власти — или как сетуют наши диктаторы, «рваться к власти» — первейшая задача оппозиции вообще.

Вопрос: В Киргизии [при поддержке посольства США в стране и лично посла Стивена Янга] была введена система маркировки [большого пальца] избирателей для предупреждения нарушений законов. Чиновники называют это действие оскорблением народа и наложением клейма на него, в то время как киргизская оппозиция поддержала это действие. Как Вы относитесь к этому нововведению?

Мухаммад Салих: Такая практика применяется во многих демократических странах и я считаю её полезной в процедуре голосования. Она, в определённой мере, помогает против фальсификации голосования.

Вопрос: Кого лично среди киргизских оппозиционеров Вы знаете лично/хорошо? Кого из оппозиционеров и представителей власти Вы уважаете?

Мухаммад Салих: Уважаю всех. Лично знаю Розу Отунбаеву. Познакомились с ней в Брюсселе на одной из международных конференций. Умная и волевая женщина. Так же хорошо знаком с Турсунбаем Бакир уулу, он теперь в какой-то мере отошёл от активной политики, будучи Омбудсменом. Достойный политик, с добрыми намерениями, крепко привязанный к своим культурным корням. О других я знаю по публикациям в печати и среди них много уважаемых мной людей. Всегда с пристрастием слежу за их деятельностью, радуясь их успехам, огорчаясь неудачам.

Вопрос: Ваши пожелания народу Киргизии перед парламентскими выборами 27 февраля и президентскими выборами 30 октября 2005 года.

Мухаммад Салих: Дай Аллах, чтобы эти выборы были выборами наших братьев киргизстанцев, выборами самого народа, а не его диктаторов. Чтобы эти выборы принесли благо и мир на древнюю землю Туркестана, а не смуту.

* * *

Алишер Саипов, специально для «Фергана.РУ«

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *