СВОБОДА НЕВООРУЖЕННОГО ЧЕЛОВЕКА (сценарий документального фильма)

Абдумалик Казакбай

За кадром голос ведущего: «В новой истории тюрков Средней Азии, (Туркестана по старому названию) самые крупные движения против колонизаторов – это движение Дукчи Эшон в конце 19 в. и движение Джадидов, построивших Кокандскую автономию в 1917 г».

На экране Прфессор Тимур Ходжа: «В 1910 году они (Мунаввар Кори, бехбуди, Абдурауф Фитрат, Усман Ходжаев) вернулись в Ташкент и начали открывать джадидские школы по всему Бухарскому эмирату.
Несмотрая на это, джадидское движение у нас переросло в движение политическое.
Стали создаваться партии. Вот сегодня партия ЭРК, возглавляемая Мухаммадом Салихом – политическая партия, созданная в горбачевское время, ео партия по названию ЭРК была основана в те годы.
Их единственная идея – создание государства Туркестан. Они выступали против советского расчленения на Узбекистан, Казахстан,Кыргызстан. И отвергали идею узбекства, казахства, туркменства. И вели борьбу, проповедуя «Мы – туркестанцы, мы хотим свободу и независимость Туркестана».

За кадром голос ведущего: “Слова профессора Темура Ходжа подтверждаются тем, что Министром инстранных дел Туркестанской республики – Кокандской автономии был Мустафа Шокай, а ее Премьер-Министром был Мухамеджан Тынышбаев, представители казахских и кыргызских тюрков. Но Джадидское движение, также как и движение Дукчи Эшон были подавлены русскими.Затем началось народное движение, известное в советской истории как «басмачество». Но и оно потерпело неудачу. После этих трех попыток над Туркестаном опустилось 70-летнее безмолвие Советской империи. И только к концу 80-х годов прошлого века в сердце Туркестана – Узбекистане вновь мы видим проблески национального возрождения.Американская ученая Руф Диблер пишет по этому поводу”:
«When Perestroyka changes have occured, writers throughout the Soviet Union, including Uzbekistan writers have played an important role in expressing the desires and opinions of the common people. A modern-day writer in this type of role is Muhammad Salih»…

За кадром голос ведущего: Примечательны по этому поводу слова поэта Рауфа Парфи:

На экране фото поэта Рауф Парфи и его голос за кадром: «Первое сильное потрясение, которое произвел Мухаммад Салих своей поэзией – это была идея Туркестана, возрожление духа Туркестана, все поэтическое искусство в его поэзии – это искусство осознания Туркестана».

На экране поэт Абдулхамид Исмаил: «Мухаммад Салих уже к концу 70-х, началу 80-х годов был поэтом, осознавшим свою идею, идею народа, идею Узбекистана, идею Туркестана».

За кадром голос ведущего: Об идейной платформе поэта Мухаммада Салиха говорит поэт Рауф Парфи:

На экране фото поэта Рауф Парфи и его голос за кадром: «Мухаммад Салих возглавил новую волну в узбекской поэзии 60-х, 70-х годов. Забытое на полвека наше поэтическое наследие долгое время оставалось не изученным. Главная идея Фитрата, Чулпана, Кадыри и многих других поэтов – это идея Туркестана. Идея Туркестана была самой враждебной идеей для колонизаторов, эту идею, вырванную из наших душ, после Чулпана и Фитрата в узбекской поэзии возродил Мухаммад Салих».

За кадром голос ведущего: Премьер-министр Турции Буланд Эджевит так говорит о Мухаммаде Салихе:

На экране фото Буланд Эджевит и его голос за кадром «На западе среди политиков поэтов мало. Но на Востоке, в частности, в Тюркских народах, среди политиков, государственных деятелей, правителей выросло очень много великих поэтов. Мухаммад Салих есть наивысший пример современных тюркских поэтов-политиков. Мухаммад Салих есть наивысший пример современных тюркских поэтов-политиков. Он – видный поэт узбекских тюрков, и в то же время лидер партии ЭРК Узбекистана. Он писал свои стихи в период жесточайших репрессий и давлений. Хотя СССР распался и Узбекистан объявлен независимым, репрессии продолжаются и поныне. В такие времена, держать факел свободы зажженным под силу только настоящим мастерам. Мухаммад Салих под давлением жесточайших режимов высоко держит факел свободы. Как политика, Мухаммада Салиха и его соратников по сей день «бьют об землю» пропагандой режима. Салих отвечает на это стихами:

«Если бы никто не бил меня об землю,, Как бы мог я прыгнуть в небеса? » Как поэт, Мухаммад Салих давно «прыгнул в небеса», и я верю, что близок тот день, когда возглавляемая им партия ЭРК также одержит верх».

На экране Наджмиддин Эрбакан – Премьер-Министр Турции:

«Мы много раз общались с Мухаммадом Салихом на международных встречах и обсуждали с ним мировые вопросы. Человек национальной идеи, Мухаммад Салих – наш брат, борящийся за независимость и процветание Узбекистана. Выражаю надежду, чтобы деятельность этого борца получило развитие, и его посредством весь Исламский мир принял в свои объятия братский край Узбекистан. Узбекистан – центр величайшей культуры, даривший миру нашу гордость, многих исламских ученых. Мы гордимся Узбекистаном. Узбекистан – страна, достойная лидерства как в историческом, так и в стратегическом плане. Вопрос Узбекистана – вопрос спасения всего человечества. Для этого необходимо, чтобы Мухаммад Салих и его единомышленники учредили правление в Узбекистане. Мухаммад Салих сегодня политик, добившийся больших успехов в Узбекистане. Наш брат, самым достойным образом выросший для того, чтобы Узбекистан занял свое историческое место. Мы всегда вспоминаем о Мухаммаде Салихе с уважением и желаем успехов в его деятельности».

ДЕТСТВО

За кадром голос ведущего. Рассказ сопровожадется историческими кадрами: «Мухаммад Салих родился 20 декабря 1949 года в Хорезме. Отец Мадаминбек сын Бекджанбека, в 10 лет остался сиротой. В 1924 году Советская власть сконфисковала все имуществои владения Бегджанбега, а самого казнили. В 1942 г. Мадаминбек добровольцем отправляется на войну. В 43-м вернулся раненый, после выписки в 44-м, снова отправился на фронт. В 1946 г. вернулся на родину с орденами и медалями. В своей книге «Йўлнома» (Жизненный путь) Мухаммад Салих вспоминает:
«Я спрашивал отца: «Эта власть казнила наших предков, так зачем Вы пошли за нее воевать?» отец отвечал: «От скуки. В ауле остались одни женщины, и поговорить стало уже не с кем». Мать Каландар Сарик-кызы Акила ханым, хотя не имела религиозного образования, но строго придерживалась канонов веры» .
Мухаммад Салих окончил школу в 1966 году. В те годы его стихи уже печатало местное издание «Пахтакорлар овози». В 1967 г. приезжает в Ташкент и сдает экзамены в литфак ТашГУ. Не пройдя по баллам, был принят в вечернее отделение. Но не пожелав учиться в вечерном отделении, Салих возвращается в Хорезм.
В 1968 году был призван в армию. Начал службу в венгерском городе Секешфехервар. В августе того же года Мухаммада Салиха видим в авангарде военного контингента Советских войск, вошедших для подавления восстания «Пражской весны».
По словам Мухаммада Салиха, Чехословакия стала поворотным пунктом в его духовном становлении. Борьба народа против тирании и империализма, борьба за свободу, свободу ценой жизни, перевернула все представления у Мухаммада Салиха, созданные советской школой. «К нам подходили молодые люди, курсанты артиллерийского училища, раздавались листовки с призывом прекратить оккупацию суверенной Чехословакии. Подходили мужчины и девушки. Они нас спрашивали: «Куда вы дели нашего Дубчека?» Мы не знали, что им ответить. Потому что не знали, что их руководитель Дубчек к тому времени уже находился в Москве, «в гостях» у КГБ СССР. Девушки с длинными ногами в коротких платьях раздавали нам листовки, где говорилось, что мы обмануты нашим командованием. Что мы не освободители, а оккупанты.
Они призывали нас уехать домой, где нас ждут наши любимые, наши близкие. Они взывали к нашей совести — не поднимать оружие против безоружного народа. Народ действительно был безоружен. Это обезоруживало и нас — молодых, сентиментальных солдат, приехавших издалека, оставив своих любимых, о коих напоминали нам листовки.
Так, советская пропаганда о «контрах» постепенно теряла свою силу. Мухаммад Салих теперь не верил советской пропаганде.

«Подавленная в Чехословакии «контрреволюция» незаметно перекочевала в мой ум. Я понял, что можно сопротивляться вооружённому человеку, будучи невооружённым. Я почувствовал свободу, отличную от той, которую дает оружие. Это была свобода невооруженного человека».

 ПОЭЗИЯ

Есть несравненное Равенство, которая называется Стопой,
Есть Дружба, которая называется Рифмой.
Есть Необъятность, которая называется Столом,
Есть в мире Свобода, которая называется Поэзией.

Вернувшись из армии в 1970-м, Мухаммад Салих поступил в журфак ТашГУ. Салиху было 20 лет. Но он чувствовал себя как ветеран, прошедший все тяготы военной службы. Литературный опыт был достаточно богат, он успел изучить творчество Ремарка, Лондона, Хемингуэя.
Первая поэтическая книга Мухаммада Салиха «Пятое время года» вышла в свет в 1977 г. Хотя эта маленькая книжка не прославила автора, но профессиональными литераторами и интеллектуалами была встречена с чрезвычайным интересом. Книга была и по форме, и содержанию совершенно новой в узбекской литературе. Это насторожило стражей соцреализма, и они сразу обвинили Мухаммада Салиха в подражании Западу. Мухаммада Салиха поддержал другой поэт Рауф Парфи, который в предисловии ко второй книге Мухаммада Салиха «Луна в колодце» писал:
«Поиски новых форм в поэзии Мухаммада Салиха неверно было бы рассматривать как влияние европеизма. Истоки их влияния нужно искать в памятниках древности нашей Родины, в тысячелетней узбекской поэзии».

На экране поэт Абдулхамид Исмаил: Позвольте зачитать одно стихотворение Мухаммада Салиха.

«Зимняя ветка.
Без листьев. Нагая. Горькая.
Какое слово еще нужно, чтоб описать одиночество этой ветки?
Что еще нужно тебе?
Терял ли ты сам в жизни то, чего потеряла эта ветка?
Но ты упрямо оголяешь слово, обнажаешь ветку. Беспощадно.
Наконец, вот она, более сирота, чем слово «одиночество»,
более тоща, чем слово «голод»,
плеть она, стоит дрожа на дереве».

В этих стихах Мухаммад Салих поэтическими образами, в каком-то смысле выразил свой большой путь в поэзии. Узбекская поэзия основана не столько на слове, столько на фразе, на словесном обороте.
То есть красота словесных оборотов слово порой лишается своей основной цели. В этом смысле Мухаммад Салих является поэтом, который очистил, сохранил, «отчеканил» узбекскую поэзию от ложного и неестественного. Он из тех наших поэтов, который вернул слову его суть, его самость».

На экране поэт Гулчехра Нуриллаева: «В конце 70-х, вначале 80-х годов в узбекскую литературу пришла новая волна талантливой молодежи. Их лидером был Мухаммад Салих. Стихи Мухаммада Салиха своеобразны, ни на чьи не похожи, несущие в себе абсолютно новое. Его понимали и не понимали. Те кто понимал, приветствовал Мухаммада Салиха, а те, кто не понимал, задавал иронические вопросы типа: «Объясните свои стихи».

За кадром голос ведущего: Говорит известный художник-концептуалист, автор портрета Чулпана, осмелившийся написать его в годы застоя, Вячеслав Ахунов:

На экране художник Вячеслав Ахунов: «Во 2-половине 70-х годов я неожиданно для себя открыл удивительного поэта. Это были стихи очень метафоричные, не свойственные для узбекского поэтического поля. Это было что-то новое. Со временем я познакомился с этим поэтом, им оказался Мухаммад Салих».

На экране доцент Ариф Оджал: «В те годы Мухаммад Салих был достаточно в молодом возрасте. Но несмотря на свою молодость, был одним из немногих узбекских литераторов, получивших известность за пределами Узбекистана, среди деятелей литературы и искусства Москвы, Украины и Прибалтики. И не только как поэт, но и как личность, его уважали за познания в истории и философии, за его общественную позицию и чисто за человеческие качеста. Литература в те годы претерпевала некий кризис, Мухаммад Салих выступил как лидер нового поколения после Рауфа Парфи. Мухаммад Салих – представитель интеллектуальной поэзии в узбекской литературе. Сегодня немало молодых поэтов, которые воспитаны на поэзии Мухаммада Салиха, и хотят пойти по его поэтическому пути».

За кадром голос ведущего: Мухаммад Салих еще в 1985 году в стихах «Моя мать говорит», посвященных Чулпану писал:

Ты тоже по той же дороге пошел
Сказала «Вернись», но ты не вернулся. Поздно.
Завлек тебя чарующий звук (поэзии)
Завлек тебя изгнанный из отчизны дух (поэта)

Пошел же своевольно по тому пути,
где тебя ждут не цветы, но тернии.
И будешь скитаться по миру как тот дух
И тоже забудешь на чужбине свой язык.

Ты тоже по той же дороге пошел
Глянул без страха в темную пещеру.
Увы, там где тот дух обрел свой жребий
Ты встретишь свою участь тоже…

Написанные в 1985 году стихи в 1993 году станут реальностью. Мухаммад Салих будет изгнан, а его стихи будут, как и стихи Чулпана, запрещены на Родине.

Записи радио «Озодлик» от 15.12.2004.
За кадром голос мужчины:
«Думаю, что в Узбекистане книг Мухаммада Салиха нет на продажи и они изъяты с книжных полок. Лично я не видел их ни в одном книжном магазине или в библиотеке».
Об уничтожении книг Мухаммада Салиха с бибилиотек области в беседе с нами Анорхон Хамдамова привела такой пример:
За кадром голос женщины: «Сегодня их нет в библиотеках. Я сама свидетель одного случая. Видела, как на складе ОблОНО эти книги в плачевном состоянии, гниют. Мой брат видел, как их сортировали, и даже выкидывали. Попросил 20 штук книги «Гражданин мечты». К нам принес, и мы взяли 10″.

За кадром голос ведущего:  С нами беседует поэт Рауф Парфи:

На экране фото поэта Рауф Парфи и его голос за кадром: «История узбекской литературы 20 века без Мухаммада Салиха не может быть историей узбекской литературы. И зная это, о нем ничего не говорится».

За кадром голос ведущего: Но как поэт Мухаммад Салих стал известным в 1983 году. Это была статья литературного критика Ибрахима Гафурова «Объясните свои стихи», адресованная Салиху в газете «Ўзбекистон адабиёти ва санъати».
Критик в своей статье сравнил литературного героя Салиха с Гамлетом: «Чего ему собственно не хватает? Всегда печальный, подавленный. Что ему не хватает в этой нашей светлой жизни?» Этой статьи было достаточно показать Мухаммада Салиха недовольным советским режимом. С этой статьи для Мухаммада Салиха началась диссидентская жизнь.

ПОЛИТИКА

За кадром голос ведущего:  В 1984 году политика ЦК КП Узбекистана стала испытанием для узбеков как этноса.
ЦК по директиве Москвы начал политику дискриминации национальных, культурных и религиозных ценностей узбекского народа.
В это тревожное время появилось письмо, получившее название «Письмо 53″.
Это было письмо от 53 молодых талантливых поэтов и писателей, адресованное Политбюро.
В письме говорилось об антинародной политике УзЦК.
Письмо было отправлено в Кремль в начале 1985, ответ пришел в мае от администрации нового генсека Горбачева.
Но ответ был не к жалобщикам, а к «виновнику» – секретарю УзЦК.
Она собрала молодых бунтовщиков и призвала их «встать на правильный путь».
Но это не подействовало. Только трое отказались от своей подписи.
53 из 56 подписавших письмо отстаивали свою позицию.
Эти 53 в будущем и заложили основу национально-освободительного движения.
Узбекская оппозиция, не получив еще название оппозиции, была создана в Союзе писателей, возглавляемом Мухаммадом Салихом. Автором текста «Письма 53″ был Мухаммад Салих. Поэтому во главу «Черного списка» секретаря УзЦК было записано имя Мухаммада Салиха. Но это не остановило Салиха. Он вместе с такими писателями, как Эмин Усман, стал активно выступать в печати по проблеме Арала и здоровья узбекской женщины.

На экране поэт Абдулхамид Исмаил: «Вклад Мухаммада Салиха в узбекскую литературу это также его публицистика, которая по качеству доведена у него до новых высот. Его статьи 80-х, 90-х годов в жанре полемики доведены до нового качественного уровня».

На экране поэт Гулчехра Нуриллаева: «Мы уже видим новые грани таланта Мухаммада Салиха. Он теперь выступает в качестве крупного, талантливого публициста. Он затрагивает очень много вопросов и проблем узбекского общества как с трибун так и в своих статьях, где делает логичные и основательные доводы.
Этим он стал еще более близок к простому народу».

За кадром голос ведущего: Такую известность даже не принесли ему даже его стихи в западном стиле.

На экране литературовед Бахтияр Исабек: «В чем особенность поэзии Мухаммада Салиха? Это метафорическое мышление, присущее настоящему поэту.
В одно время говорили, что Мухаммада Салиха трудно понять. Это были исследователи, лишенные именно метафорического мышления».

На экране профессор Тимур Ходжа: «Его стихи я читал с большим волнением. Его метафоры – одни из сильнейших в узбекской поэзии. Больше всех метафорой пользовался Чулпан. Метафору использовали и другие, но метафора в стихах Мухаммада Салиха – самая сильная».

За кадром голос ведущего: Но внимательный читатель за этими поэтическими приемами в его стихах боль за нацию и неприятие существующего режима.
Мухаммад Салих еще в застойные годы писал:

Как скучны эти поля
без хлопка!
На небо уставились путые коробки (от хлопка)
как пустая пятерня
дехканина!

Любой, способный на поэтическое восприятие, мог понять, что хлопок не принадлежит дехканину, который его вырастил.

В 1988 году Союз писателей впервые в своей истории избрал своего секретаря из не-коммунистов. Это был Мухаммад Салих. Это избрание было началом кризиса Союза писателей как идеологического центра КПСС. Теперь перед Союзом писателей стояла задача возглавить национальное движение. 11 ноября 1988 года было основано народное движение «Бирлик».

На экране поэт Гулчехра Нуриллаева: «Это не понравилось узбекским властям. Через своих приспешников Хисамовых, Кружилиных устроило в узбекской прессе серию клеветнических статей о Мухаммаде Салихе».

За кадром голос ведущего: КГБ давно вел тайную войну против интеллигенции, настроенной на отделение от Москвы. После статьи «Двойной стандарт честного Мухаммада» она приобрела и вовсе открытый характер.
В ней за интервью «Нью-Йорк Таймс» о монокультуре хлопка и московской колонизации Мухаммада Салиха окрестили «предателем Родины».  («A small group of Uzbek writers and economists have begun to openly question the republic’s role as Moscow’s cotton plantation. «Everything comes down to the Stalinist demand for self-sufficiency in cotton», said Muhammad Salih, a poet and secretary of the oficial writers union. «That has been Uzbekistan’s enslavement»).

На экране правозащитник Виталий Понoмарёв: «Я первый раз Мухаммада Салиха увидел в декабре 1988 года. Он, конечно, произвел очень сильное впечатление. То есть, было ясно, что это человек, у которого в Узбекистане большое политическое будущее, что это сильная фигура политическая. Мухаммад Салих был из не очень большого числа людей, которые, говоря современным языком, оппозиционную деятельность
вели в еще Советские годы. В общем-то, я всегда с большим уважением относился к таким людям. Они всегда каким-то ориентиром служили».

На экране поэт Гулчехра Нуриллаева : «Эти выступления не дискредитировали Мухаммада Салиха в глазах людей, как того ожидали власти, наоборот, еще более усилили к нему уважение народа».

За кадром голос ведущего. Рассказ сопровожадется историческими кадрами: Политическая смута в Фергане, устроенная против месхети-турков в 1989 году, стала для Мухаммада Салиха важным политическим испытанием.

Кадр из программы «Время» «Положение в Ферганской долине Узбекистана остается крайне напряженной».

За кадром голос ведущего. Рассказ сопровожадется историческими кадрами: Агрессия против местных месхети-турков была первым результатом сотрудничества КГБ с местной мафией. Тогда власти вначале обвинили «Бирлик», но прибывший на место Мухаммад Салих в тот же день в газете «Литературная Россия» разоблачил клевету властей.

На экране Мухамад Салих: «Мы приземлились в Фергану около 11:30, и отправились в один из очагов смуты Ташлак. Когда мы туда прибыли, ситуация, действительно была трагической. Власти ни над чем не имели власти».

За кадром голос ведущего. Рассказ сопровожадется историческими кадрами: Войска заполнили улицы Маргилана и Ташлака, основные силы МВД Ферганской долины были брошены сюда. Но когда беспорядки распространились на Коканд и на Наманган, власти показали свое бессилие перед этими непривычными событиями.

На экране Мухамад Салих: «На второй день событий из Москвы прибыл Рафик Нишанов. С ним был министр МВД генерал Рахимов.
На площади у Маргиланского вокзала собралось около 2 тысяч человек.
Требовали представиделей властей, Нишанов попросил меня поехать туда, сказал, «С Вами будет генерал, вам нужно только успокоить толпу».
Толпа была действительно агрессивной. Я сказал, «Напишите ваши требования, Мы постараемся найти меры по ним». Кто-то из толпы крикнул: «А что генерал не говорит? Пусть генерал тоже скажет!» Бедный генерал, имевший русское воспитание, не знал узбекского. Он шепнул мне: «Пожалуйста, Вы скажите им что нибудь».
Из толпы крикнул тот же провокационный голос: «Пусть сейчас скажет! Почему убегает?» И толпа начала наступать».

За кадром голос ведущего. Рассказ сопровожадется историческими кадрами: Эти люди сами не знали, что творят. Инстинкты, годами бывшие под строжайшим запретом, были развязаны. Была какая-то озлобленность. Что эта за озлобленность и кому она обращена, эти озлобленные люди до конца не осознавали.Осознав свою обреченность, Советская власть и ее крупнейшее образование КГБ, с целью вместо Горбачева привести к власти тиранический режим, организовали эти события в Фергане.

ДЕКЛАРАЦИЯ НЕЗАВИСИМОСТИ

За кадром голос ведущего. Рассказ сопровожадется историческими кадрами: В начале 1990 года Мухаммад Салих покинул ряды «Бирлика» и создал Демократическую партию ЭРК. Об идеологическом отличии этой партии от «Бирлика» вспонимает Людмила Алексеева.

На экране Людмила Алексеева: «Я была в 1990 году в Узбекистане.
… Я значит договорилась встретиться с Мухаммадом Салихом. Разговор был очень интересный. Он сказал такую вещь. НУ вот он сказал, что «мы с Бирликом из одного корня вышли, создавали Бирлик вместе, но сейчас у нас есть с ними расхождения. РАсхождение вот какое: Бирлик считает, что сначала демократия, потом независимость. А я считаю, сначала независимость, потом демократия, потому что не может зависимый народ создать демократическое государство.
Он больше верил в возможности Узбекистана войти в цивилизованный мир, демократию и т.д. И я думаю, что он сейчас горько вспоминает это. Потому что, видите, как он пострадал. И сам оказался изгнанником, и близкие ему люди от этого режима. И он говорил: «Мы не претендуем, чтобы мы во главе государства. Кого выберет народ, пускай того и выберет. Лишь бы Узбекистан обрел независимость. Ну вот выбрали! Вот ему отплатили благодарностью за стремление к независимости. Говорят же, что революцию устраивают идеалисты, а плоды пожинают подлецы».

За кадром голос ведущего. Рассказ сопровожадется историческими кадрами: В марте Мухаммад Салих был избран депутатом в Олий Кенгаш Узбекистана.
Первый свой съезд «ЭРК» созвал 30 апреля 1990 года.
Власти мечтали увидеть в этой партии своего союзника в рядах оппозиции.
Но речь Мухаммада Салиха на съезде свела на нет эти мечты.
Стало ясно, что это совершенно новая партия с новой программой, и что ее миссия ни больше ни меньше возглавить движение к полной независимости Узбекистана.
Как только Мухаммад Салих закончил свою речь, все местные и московские журналисты, как по приказу, покинули съезд.
На следующий день об образовании в Узбекистане новой политической партии в новостях не было ни слова.

На экране художник Вячеслав Ахунов: «Я видел как он разговаривает с другими людьми, как он выводит их на улицы, как он может говорить с толпой, как он может убеждать людей, в том что Узбекистану нужна независимость. Эта политическая платформа партии ЭРК и движении «Бирлик» как раз соответствовала этим запросам.
И конечно большой, очень большой вклад в это движение внес Мухаммад Салих».

На экране социолог Бахадыр Мусаев: «Мухаммад Салих фактически является, на мой взгляд, не только глашатаем свободы в Узбекистане и независимости ее, но и человеком, который положил начало формированию светской оппозиции».

За кадром голос ведущего сопровожадется историческими кадрами: Американские исследователи Надя Диюк и Адриан Каратницки так описывают ситуацию 1989 года в Союзе писателей Узбекистана:

«Muhammad Salih, a secretary of the Uzbek Writers Union, has emerged as a leading spokesman for the Uzbek people: «There is a direct link between the deteriorating ecological situation inUzbekistan and the cotton monoculture. We have lost not only our lands and waters, we ahave forfeited the health of our people». Asked aboutUzbekistan’s new first secretary Islam Karimov, Salih said: «He is said to have very democratic views, so we have hope for him. We’ll see. We can only hope. Apart from hope we have very little else».

Весь 1989 год был для Мухаммада Салиха годом полного погружения в массы.
Новый руководитель Компартии Узбекской ССР И.Каримов собрал всех известных людей в Республике, и торжественно поклялся до гроба сотрудничать с ними на пути счастья узбекского народа.
На экране Ислам Каримов в 1992 году: «Перед всеми вами еще раз хочу поклясться, что ради Вас сделаю все работы, себя не пощажу, если надо, то жизнь готов отдать».

За кадром голос ведущего сопровожадется историческими кадрами: Своей способностью казаться искренним Каримов пользовался всегда максимально. Каримов никогда не писал «своеобразную и самобытную программу», идеи и открытия он брал у своих оппонентов и нагло выдавал за свои. Корреспонденты «Уолл-Стрит Джорнал» так писали в своем материале от 31 августа 1998 года:

«Mr. Salih and Mr. Karimov are old acquaintances. In the period of Mikhail Gorbachev’s rule, Mr. Salih was a leading member of the Uzbek writers’ union, a proponent of pan-Turkic ideas and an advocate of independence. By contrast, Mr.Karimov was leader of the Uzbek Communist Party andMoscow’s satrap in the republic; as theSoviet Union began to collapse, however, he adopted some of Mr. Salih’s popular pro-Turkic ideas».

Например, каримовский девиз «Туркестан – наш общий дом» дословно скопирован из речи Мухаммада Салиха конца 80-х годов. Только в отличие от Мухаммад Салиха Каримов не верил в жизнеспособность этой идеи. Агрессивные действия по отношению к соседним республикам показали, что Туркестан может быть домом только Каримова.
Каримов думал перевести партию, возглавляемую Салихом на свою сторону. Но став депутатом, Салих стал вести себя более раскованно и открыто говорить об отделении Узбекистана от СССР.
К лету 1990 года эрковцы от слов перешли к делу, и представили подготовленную Атаназаром Ариповым Декларацию Независимости к Сессии Олий Кенгаша, назначенной на 20 июнь. Коммунистический режим запаниковал.
Как только началось обсуждение Декларации, Каримов спрятался за занавес президиума. Но несмотря на его сопротивления, узбекский Парламент принял Декларацию о Независимости.

На экране фото 90-года:Этот снимок снят дома у Мухаммада Салиха за несколько дней до сессии. В центре Мухаммад Салих, справа от него гость из Турции, рядом поэт Миразиз Аъзам, слева от него гость из Турции, писатель Режаббой Ататурк, Рауф Парфи, советник Эльчибея Ариф Аджал.

На экране Ариф Оджал: «Я не забуду то обсуждение нового флага Узбекистана. Было предложено несколько образцов флага. Мухаммад Салих в своей речи сказал, что не стоит придумывать новый флаг для Узбекистана, можно принять флаг Туркестана. Эта речь Салиха была одной из самых важных и эпатирующих, которые я когда-либо встречал как в политической литературе, так и в политической жизни».

За кадром голос ведущего сопровожадется историческими кадрами: Но этот флаг по приказу Каримова был отвергнут. После объявления Узбекистаном независимости, газета «Балтимор Сан» писала:

«The giant of Soviet Central Asia declared its political sovereignty in June, and people agree that it is on the brink of dramatic change. But what kind of change? Nationalist dictatorship or Western-style democracy? Revolution or ethnic civil war? Intellectuals debate the probabilities over shish kebab in the private cafes that abound in the one-story neighborhoods that survived the 1966 earthquake. «There’s a feeling of uneasiness, of uncertainty about what tomorrow may bring, The genie of nationalism is out of the bottle, and no one’s going to get it back in» said Mirzaakhmed Alimov, Uzbekistan correspondent for «Komsomolskaya Pravda». Alimov is close to the Communist Party leadership. «Our people were enslaved on the cotton plantation,» said poet Mohammad Salikh, We say to the Russians, «Stay here, but on equal terms. We have to work on a percentage basis». Now, most of the good jobs are held by Russians, while our national cadres are unemployed».

В панике от неожиданной Декларации Независимоти Каримов сразу же отправился в Андижан. Он решил оттуда наблюдать за реакцией Москвы на эту Декларацию.
Не один Каримов беспокоился об отношении Москвы на независимость. Мухаммад Салих в интервью газете «Нью-Йорк Таймс» в частности сказал: «We’re in a much worse situation than the Baltics, which have many defenders while we are our only defender». В Ташкенте все с нетерпением ждали объявления Декларации Независимости.
Но ни радио, ни ТВ в тот день об этом ничего не говорили.
Люди получили несколько слов от московской программы «Время».
Мухаммад Салих связался с Премьер-Министром Мирсаидовым и предупредил его, что в случае не обнародования Независимости в срочном порядке, в Ташкенте начнутся массовые митинги.
Сразу же Мухаммаду Салиху позвонил Каримов, и обещал срочно обнародовать независимость Узбекистана. Но объявили только на следующий день, и в искаженной форме. Это было измена к историческому документу, подписанному народными представителями, это было измена народу.

ВЫБОРЫ

Москва, опасаясь дальнейшего усугубления политического кризиса, стала предпринимать попытки сохранить СССР, путем предоставления республикам некоторых автономий. В марте объявили референдум «За обновленный Союз».
Партия ЭРК решила проголосовать против сохранения СССР. Об этом Мухаммад Салих сказал: «Мы живем между двумя тираниями. Первая Москва, вторая – местнын власти. Сначала нужно избавиться от главного тирана – Москвы, затем избавимся от своей местного».

Коммунисты, поняв, что не могут сохранить СССР, попытались сохранить империю путем переворота. Но власть хунты ГКЧП продержалась всего три дня.
В то время Каримов был в Индии, и с борта самолета отправил поздравительную телеграмму главарю ГКЧП Янаеву.
Он заявил, что полностью поддерживает все решения ГКЧП.
Премьер-министр Мирсаидов дал задание всем СМИ напечатать решения ГКЧП.
Коммунисты, выступавшие по телевидению, уверяли Москву в том, что дело, начатое ими уже начало давать свои плоды в Ташкенте.
Партия ЭРК 19 августа 1991 года была единственной политической организацией в Узбекистане, выступившей против ГКЧП.
Ее обращения и заявления объявили мировые СМИ.
ЭРК созвала свой внеочередной съезд, и потребовала от властей восстановить отмененную мартовским референдумом Независимость Узбекистана.
«Узбекистан должен сделать выбор. Или независимость полная, или же… «
Съезд ЭРКа привел в себя Каримова, застанного врасплох от динамичности событий.
Спустя пять дней после съезда ЭРК Каримову пришлось созвать Олий Кенгаша и обявить независимость Узбекистана. В сентябре 1991 года ЭРК и Бирлик были официально зарегистрированы в Минюсте Узбекистана. Начала издаваться газета ЭРК.
В короткие сроки ее тираж превысил за 100 000 экз.
Это был в условиях Узбекистана невиданный случай.
Судьба Каримова как Президента все еще зависела от Парламента.
На октябрской сессии 1991 года группа из нескольких депутатов сделала попытку сгять Каримова с поста президента. Но из-за неорганизованности и нерешительности эта попытка оказалась неудачной. Каримов вышел сухой из воды. С августовского путча Янаева до декабрских президентских выборов узбеки жили в недолгой политической свободе. Эта эйфория свободы длилась всего 4 месяца.
Парламент назначил президентские выборы на конец декабря.
ЭРК выдвинул на пост президента Узбекистана кандидатуру Мухаммада Салиха .
Но Каримов опасался альтернативного кандидата на выборах .
Он дважды отправил своих гонцов к Мухаммаду Салиху с просьбой снять свою кандидатуру. Но Мухаммад Салих решил бороться до конца.

Интерес международной общественности к выборам был огромный.
США отправили группу наблюдателей во главе с сенатором Де Консини.
Каримов запретил отчетной комиссии выплатить Салиху средства, выделенные по закону для предвыборной кампании.
Встречи с Салихом проводились при строжайшем давлении или вовсе срывались.
СМИ были заняты пропагандой одного человека – Ислама Каримова.
Мухаммад Салих смог выступить то телевидению только однажды, после митинга несогласных у Ташкентского телевидения.
За десять дней до выборов власти отправили всех студентов в Ташкенте домой, объявив досрочные каникулы. Потому что студенты были сторонниками Салиха.
Несмотря на это, иностранные наблюдатели не скрывали своего довольства.
«Благодарите Бога, что не ходили по улицам с калашниковым и не убивали людей. Выборы, хоть и нечестные, не прошли же!» говорили они.
Так началась политика двойных стандартов Запада в отношение Центральной Азии.
Выборы состоялись 29 декабря 1991 года.
30 декабря узбекское радио объявило предварительные результаты выборов.
Согласно этому, Мухаммад Салих получил 33% голосов избирателей.
Через несколько часов это же радио объявило, что произошла ошибка, и Мухаммад Салих получил не 33, а 15%. В следующий же день было объявлено, что Каримов получил 86%, а Мухаммад Салих 12,7%. Каримов в день своей первой инаугурации так волновался, что пришлось текст клятвы повторять дважды, с ошибками и в разных обличиях.

На экране И. Каримов. 1992-год: «Строго придерживаться Конституции Республики Узбекистан клянусь!» «…Еще раз хочу поклясться…»

ОТСТАВКА

За кадром голос ведущего сопровожадется историческими кадрами: 16 января 1992 года в Ташкенте прошел митинг протеста студентов.
Студенты составляли основную часть оппозиции в больших городах и по ним был открыт огонь. Многие были ранены, двое парней было убито.
За три года каримовского правления, это была первая кровавая месть против молодой оппозиции. Расстрелом студентов, он намекал на то, что отныне так будет отныне с каждым несогласным с его политикой.
Убийство студентов насторожило оппозицию. Нужно было объединиться и устранить стихийность в своих рядах. И в этом деле первый шаг сделал Мухаммад Салих.
В марте 1992 года по инициативе партии ЭРК, был образован Форум Демократических сил Узбекистана.
В него входили ЭРК, Бирлик, движение «За демократические преобразования», Туркистан, Томарис, Молодые ученые Узбекистана и др. Первое его заседание прошло под руководством Мухаммад Салиха. Летом 1992 года несколько человек вынесли на повестку дня акцию «Миллий мажлис».
Секретарь партии ЭРК Атаназар Арипов, член президиума Салават Умурзаков и бирликовец Хазраткул Худойбердиев за участие в его организации были арестованы.
Мухаммад Салих хотя и не участвовал в этой акции, ему также предъявили обвинение. Осенью 1992 у него взяли подписку о невыезде.
Но он не стал сидеть дома. Поехал в Казахстан и поселившись в одном доме, за два месяца написал книгу «Государственные тайны».
Это был едкий памфлет против властей. Мухаммад Салих издал ее в Алма-ате 20 тысячным тиражом и успел распространить в Узбекистане.

Каримов после выборов дал распоряжение полностью покончить с оппозицией. На то были две причины.
Первая – несмотря на все фальсификации, кандидат от оппозиции получил 12,7% голосов избирателей.
Это означало, что за оппозицию проголосовало 1 миллион 115 тысяч.
Если не сформировавшаяся оппозиция набирает столько голосов в полусвободных выборах, то сколько будет на выборах честных?
Этот вопрос создавал панику в рядах властей.
Вторая причина – это была опасность объединения всей оппозиции.
5 мая 1992 года Каримов приглашает Мухаммад Салиха на обед. И за дастарханом предлагает ЭРКу несколько министерских постов, а самому Салиху одну из двух высших должностей в государстве. «За эти должности Каримов просил меня распустить Форум Демократических сил Узбекистана.

На экране Мухаммад Салих: «Я сказал, что роспуск Форума не в моих руках. Я сказал, «наоборот, Вы придите на Форум, и объявите, что готовы работать вместе с нами на пути процветания народа. Пусть мы будем конструктивной оппозицией, а вы будьте конструктивным правительством». Каримов не принял этих предложений.
Он сказал, «Я подготовил для вас два указа, выберите одну из этих двух должностей, я здесь же их подпишу». Его предложение я не принял. После этого, по всем позициям началось наступление Каримова, и в течение года, он уничтожил все наши достижения». На сессии, 2 июля 1992 года, Салих попросил слово для критики этой репрессивной политики, но слова ему не предоставили. В ответ Салих объявляет о своей отставке.

На экране поэт Гулчехра Нуруллаева: «Мухаммад Салих в процессе работы с правительством Узбекистана, изучил всю натуру этой власти, поэтому он отказался от депутатства».

На экране Мухаммад Салих: Думал, если сейчас не дадут слово, то его не дадут больше никогда. Если им подчинюсь, то это означало стать таким же безмолвным и покорным, как сидящие рядом коммунисты, я третий раз попросил слово. Но микрофон уже был отключен. Вдруг председатель Совета Юлдашев крикнул: «Товарищи депутаты, перерыв!» Хотя до перерыва еще было целых 40 минут.
Ислам Каримов устремился за занавес. Почти побежал, убежал.
Когда я вышел на трибуну, в президиуме, конечно, никого не осталось.
С трибуны я сказал: «Уважаемые депутаты, как видите, в Узбекистане с сегодняшнего дня установлена диктатура. Я в знак протеста объявляю о свой отставке».
Затем развернулся, и на пустой стол президиума бросил депутатский мандат и депутатский значок».

РЕПРЕССИИ

За кадром голос ведущего сопровожадется историческими кадрами: Таким образом, Салих осознал, что его мечта построить правовое государство с участием народа с этими коммунистами нереализуема . Теперь он не питал надежды на диалог с властями. Американский журналист Скот Малкомсон писал о том времени:

«Erk is working on a new constitution and an alternative economic plan, as well as building its own party structures. Conditions are less than ideal. The government printing house – the only printing house – reduced Erk’s newspaper’s press run from 100 000 to 12 000. And now Erk’s leader has left parliament, which most people still call the supreme soviet».

К концу 1992 года главное издание партии – газеты «ЭРК» было прекращено.
Приближались трудные и неспокойные дни.
Самые «чуткие» начали вовремя «одумываться». Одним из первых одумался Ахмад Аъзам, один из секретарей ЭРК.
В декабре Мухаммад Салиха вызвали в КГБ и провели допрос по делу «Миллий мажлис».
Сотрудника газеты ЭРК Мухаммада Бекджана также допросили в КГБ.

«Санди Телеграф» от 10 января 1993 года писал:

«Muhammad Salih was sitting glumly in his office last week. Telephones had been cut repeatedly for three weeks and he has been told that ERK will have to leave its premises. The KGB renamed the SNB inUzbekistan, needs to prove its continued usefullness by watching such people as opposotion leaders».

Американское издание «Балтимор Сан» писало:

«Uzbekistan’s internal crackdown has sharply intensified this month, driving even the moderate opposition nearly to desperation. «We are pressed to the wall. And we have only one way to cary on» said Muhammad Salih, «Now it is time of confrontation. The time of dialogue is over». After making that declaration Mr.Salih was hauled in for a series of police interrogations, during which he was told he would be killed».
Таким образом, кольцо вокруг Салиха сжималось.

На экране член партии ЭРК Дилором Исхакова: — Я Дилором Исхакова, пресс-служба партии ЭРК. Пользуясь случаем, хотела бы остановиться на некоторых случаях преследований по отношению ЭРК. Правительство делает все для того чтобы, полностью остановить деятельность партии ЭРК. Секретарь партии профессор Атаназар Арипов заключен в тюрьму по обвинению «Попытка государственного переворота». О каком перевороте может быть речь когда копии всех бумаг по «Миллий мажлис» переданы в аппарат президента и в Олий Кенгаш? Обыскали кабинет арипова 22 декабря, нашли бумаги по «Миллий мажлис». Если можно сажать человека в тюрьму за то, что у него есть бумаги по «Миллий мажлис», то сегодня можно смело сажать всех, кто в аппарате Президента и в ОЛий кенгаш. Т.к. у них тоже есть копии этих бумаг. Сегодня все репрессии, тюрьмы. ссылки и гонения, все это пройдет. Но Эрк все равно будет жить!»

За кадром голос ведущего : Западные исследователи так описывают те дни:
«Many uzbeks eager for change had pinned their hopes on Salih, a tall man of 43 who generated euphoria with his calls for free islamic worship and free enterprise. Today Karimov’s regime has shut off the power at ERK headquarters, bannd its newspaper and imprisoned several leaders. Members of opposition parties are forbidden to congregate in groups of any significant size. Salih was not permitted to speak in parliament, and ecurity police placed him under house arrest to prevent him from appearing at an international human rights conference. In january thugs in a screeching car without licence plates tried to run him down on the street. Ahaggard Salih said in a recent interview: «After an active start, the democracy movement was stopped. Now it is a question of its life and death. Our aimis just to survive». Salih attributes the intimidation to ERK’s complaint that Karimoiv’s government is profiteering through payoffs for business licences and blocking economic recovery. Ministers are getting rich on bribes, and the people are getting poorer» he said.

На экране Мухаммад Салих 1992 год, март: «Дорогие друзья! Я хочу обратиться к Вам. Я не прошу Вас помочь партии ЭРК. Потому что Вы сами нуждаетесь в помощи. Я также и не хочу Вам пожаловаться, потому что у Вас самих достаточно причин для жалоб. Наоборот, я призываю перестать жаловаться, и прекратить лить слезы. Т.к. наша судьба зависит только от нас. Нам не смогут помочь ни Америка, ни Европа. Они не спасут нас. Наш спаситель – мы сами. Хочу призвать Вас не мириться с тиранией. Не поклоняться никому кроме Аллаха. Мы рождены свободными. Человеческие права даны нам не Конституцией, а Всевышним. Для того чтобы нация осознала себя, каждый из нас должен осознать себя. Настало время понять, что человек – это не червь. Тот кто не ценит свою свободу и достоинство, как может ценить свободу нации? Сегодня очень модно говрить о порядке и стабильности. Мы тоже говорим о них. Но говоря о порядке, я не подразумеваю порядок тюремный, когда мне говорят о стабильности, я не хочу понять это как стабильность кладбищ. Также когда говорят о спокойствии, я не хочу под этим понимать молчание толпы, проглотившей язык от страха сказать правду.
Стабильность для меня это – гармония в сердцах, установленная Высшей справедливостью. Это – равенство в правах каждого индивида и каждрй социальной группы, и их согласие между собой. Так я понимаю порядок и стабильность».

За кадром голос ведущего : В начале апреля Мухаммад Салих был арестован и брошен в подвал МВД. Целью властей было отдалить Мухаммада Салиха на некоторое время от населения, уровень бедности которого быстро снижался и готового на восстание. Но властям недолго удалось продержать Салиха в подвале МВД. Под сильнейшим давлением мировой общественности пришлось освободить его.
После этих событий, домой к Мухаммаду Салиху пришли несколько его друзей, попросили некоторое время покинуть Узбекистан.

На экране Мухаммад Салих: «Мне не хотелось покидать Узбекистан. Но ближе к утру опять меня разбудили. Опять те же друзья. Мамадали Махмуд сказал: «В тюрьме ничего не сможешь сделать. Но зарубежом что-нибудь сделать возможно. Если тебя посадят, то и у ребят опустятся руки. Партия умрет». Представляете, человек, сказавший это, сам сегодня в тюрьме. Искренность Мамадали победила меня. Я покинул Узбекистан». Два дня пробыл в Казахстане. Взял билет на самолет и прибыл в Баку, встретился с Абулфайз Эльчибеем.
Он сказал: «В вашей ситуации оптимальный путь – вести деятельность за рубежом. Я как Президент буду всячески содействовать вашей деятельности».

На экране Ариф Оджал: «Эльчибей был близко знаком за творчеством Мухаммада Салиха. В свое время я перевел его стихи с узбекского на азербайджанский, дал Эльчибею рукопись перевода стихов «Туркча гапир» (Говори на по-тюркски). Он очень часто как пример приводил строки из этих стихов, говоря «Такой должна быть близость поэта своему языку, своему народу»

На экране Мухаммад Салих: Я пробыл в гостях у Эльчибея неделю.
Затем по приглашению Президента Турции Торгута Озала отправился в Турцию. В Стамбуле меня встретил Консул Азербайджана мой друг поэт Аббас Абдулла.

За кадром голос ведущего : После того, как Мухаммад Салих покинул страну, власти взялись за работу. Формально вставший у руля секретарь партии Садыкджан Йигиталиев был приглашен в президентский дворец, где ему сказали: «Если созовете съезд партии и отстраните Мухаммад Салиха от должности председателя партии, все имущество партии будет возвращено, а вам дадим должность в президентском дворце».
Некоторые другие руководители партии также поддержали эту игру властей, но большинство было против. Несмотря на это, решили созвать съезд партии.
СНБ прекрасно понимала, что хотя Мухаммад Салиха нет, снять его с лидерства далеко непросто, поэтому приступила к его дискредитации.
Подыскали человека, когда-то давшего какую-то музейную монету члену ЦК ЭРК Сафару Бекжану, по его показанию арестовали Сафара Бекжана.
Это было в июле 1993 года.
Йигиталиев пришел в подвал МВД к Бекжану, и попросил подписать заранее подготовленное признание: «купить эту монету меня попросил Мухаммад Салих». Обещали тотчас же освободить. Но Бекжан отказался подписывать это ложное показание, его приговорили к тюрьме на 3,5 года. Власти запустили клеветническую кампанию «Мухаммад Салих – монетный вор «. Это длилось месяц. Последняя статья «Кто вор?» была напечатана в газете «Узбекистон овози» за три дня до сессии.
Съезд партии начался 25 сентября 1993 года в Дворце Текстильщиков. Но он единогласно переизбрал Мухаммад Салиха лидером партии ЭРК.
Это был полный провал властей. Теперь власти начали мстить эрковцам.
На двух депутатов, участников съезда Насруллу Саидова, Имама Файзиева завели уголовные дела, исключили из Парламента. А Эломона Шукурова, выступившего с речью, арестовали и убили в тюрьме.

ВЫСЫЛКА НА ССЫЛКЕ

Салих имел большой авторитет у турецких политиков , среди которых были такие известные деятели как сторонник объединения тюркских народов –Алпарслан Туркеш, премьер-министр Турции, известный поэт  Буланд Эджевит  и  лидер партии Рефах Нажмиддин Эрбакан.

Обосновавшись в Стамбуле, Мухаммад Салих начал издавать газеты «ЭРК» и «Форум». Также издал свою книгу «Ойдинлик сари» («К светлым дням»). Это были его политические воззрения и идеи о государственном устройстве.
Каримов пришел в ужас от этой деятельности Салиха и в течение года шантажировал турецкое правительство с тем чтоб выдворить Салиха из Турции.
В мае 1994 года отозвал посла Узбекистана в Анкаре Убая Абдураззакова. Затем повелел 2500 узбекским студентам в Турции вернуться домой.
Президент Турции Демирел посоветовал Салиху уехать в Германию. Салих отправился во Франкфурт.
Каримов, сослав лидеров оппозиции из страны, стал стремиться улучшить отношения с США.
В начале 1995, по приглашению Американского Национального Института Демократии, был проведен семинар, посвященный теме достижения компромисса между правительством и оппозицией Узбекистана.
Были приглашены из Франкфурта М.Салих и из Стамбула А.Пулатов.
Представителем каримовского правительства выступал министр юстиции Алишер Мардиев. Каримов отправлял помимо министра еще одну делегацию. Ее возглавлял советник президента Мурад Мухаммад Дост. В составе делегации был еще один друг Салиха Эркин Аъзам. Переговоры проходили на окраине Вашингтона, в известной вилле академика Сагдеева, в старинном особняке его тестя Президента Эйзенхауэра.
Эта неофициальная дипломатия также оказалась безрезультатной.
Этим Каримов хочет демонстрировать Западу свою готовность к диалогу с оппозицией.
После этих безуспешных попыток каримовская верхушка выдвинула новое обвинение партии ЭРК: «Подготовка госдарственного переворота в сговоре с турецкой разведкой». Предлогом для такого обвинения было то, что 11 молодых ребят разделенные на группы по 3-4, ввезли на территорию Узбекистана газету «ЭРК».
На ребят с газетой донес агент 7-отдела ОВД, внедренный в ряды «ЭРК» Атхам Розиков. Задержанные по его доносу ребята были под пытками дали показания против Салиха.

В 1996 году Лидер Турецкой Партии Национального движения Алпарслан Туркеш написал письмо Каримову с тем чтоб помирить их с Мухаммад Салихом.
В этом письме, написанном на очень тонком дипломатическом языке, Туркеш подчеркивал, что прощать друг-друга свойственно сильным и великим личностям, и что хотел бы увидеть Каримова в числе таких мужественных лидеров. В конце своего письма Туркеш попросил Каримова дать Салиху должность Государственого советника и отправил копию письма с приложенной запиской Мухаммаду Салиху:

«Уважаемый господин Мухаммад Салих! Отправляю Вам копию своего письма, адресованного Президенту Каримову. Надеюсь, что Вы, ознакомившись, выразите свое мнение.
С наилучшими пожеланиями, Алпарслан Туркеш
».

Мухаммад Салих отправляет письмо обратно со следующим ответом по полях:

«Уважаемый господин Председатель!
Будет лучше, если эту часть письма, т.е. «просьбу дать Мухаммад Салиху должность Государственного Советника», удалить.
Я от диктатора ничего не хочу.
Мухаммад Салих
».

Ответ Каримова был следующим:

«Уважаемый Алпарслан Туркеш!

Я с большим интересом и вниманием прочитал Ваше полное мудрых слов письмо от 4 августа 1996 года, переданное через посла Узбекистана в Турции.
5-летие нашей Независимости, поддержка народом и обществом нашего своеобразного и самобытного пути еще раз подтверждают правильность выбранного нами курса на укрепление позиций Узбекистана на международной арене и консолидации общества.
Были люди, которые боролись за выбранный нами путь. Кто-то нам не поверил, а кто-то даже совершил ошибку. Если они сегодня осознали свои ошибки, то никто не лишает их права посвятить свою жизнь будущему Узбекистана.
Что касается господина Мухаммад Салиха, он также может выбрать этот путь. Но для этого ставить заранее какие-то условия неправильно.
Вы сами, уважаемый Алпарслан Туркеш, хорошо знаете, что все должно быть в строгом соответствии с Конституцией и законами Узбекистана.
С глубоким уважением
Ислам Каримов
Президент Республики Узбекистан».

Осенью 1997 года Мухаммад Салих приехал из Франкфурта в Стамбул.
Посольство Узбекистана начало жаловаться турецким властям на то, что враг Каримова прибыл в Турцию.
В ноябре 1997, по случаю визита Каримова в Турцию, Анкара в его честь выдворила Салиха в Болгарию.
Турецкое общество крайне жестко отреагировало на это.
Салих остался в Софии месяц. Затем скрыто прибыл в Стамбул.
В марте 1998 Мухаммад Салих был выдворен уже в Румынию.
В Румынии прожил чуть менее месяца. В начале апреля приехал в Киев.
Здесь он встретился с лидером Народного «Руха» Украины Вячеславом Черновилем.
Украинский оппозионер обещал всячески поддержать Салиха.
Из Украины Салих прибыл в Москву.
В мае Салих дает интервью изданиям «Литературная Россия» и «Люди и власть».
В июле по приглашению мэра города Базель на три месяца приехал в Швейцарию. Здесь он написал книгу воспоминаний «Йўлнома» («Путевые заметки»).
В ноябре 1998 прибыл в Баку, оттуда приехал в Москву, где встретился с генералом А.Лебедем. В декабре вернулся в Стамбул.

ВЗРЫВЫ

13 февраля 1999 группа сотрудников СНБ Узбекистана во главе с полковником Анваром Салихбаевым приезжает в Анкару. Салихбаев просит у турецких властей разрешения поставить своих агентов в турецкие аэропорты для того чтоб вести наблюдения за экстремистами, выезжающими в Узбекистан.
В тот же день в Ташкенте начали происходить аналогичные события.
13. 14, 15 февраля сотрудниками узбекских спецслужб были взяты под усиленное наблюдение дома Секретаря партии ЭРК Атаназара Арипова, правозащитницы Мутабар Ахмедовой, писателя Мамадали Махмуда, а также дома дочери М.Салиха Нигор, трех его братьев Камиля, Джуманазара и Рашида Бегджанов в Хорезме. Сразу за взрывами 16 февраля первыми были арестованы именно хозяева этих домов.
Еще не задержав ни одного из исполнителей взрывов, власти объявили, что это Мухаммад Салих в сговоре с религиозными фанатиками.
Политическая подоплека этой авантюры была явной с самого начала.

То, что взрывы 16 февраля организованы каримовскими властями, это неопровержимый факт, подтвержденный такими людьми, как политзаключенный Зайниддин Аскаров.

На экране фото Зайниддина Аскарова и его голос за кадром: «Я Аскаров Зайниддин Абдурасулович, обвинен в связи с взрывами 16 февраля, приговорен на 11 лет лишения свободы… Теперь что касается суда. Мне было обещано, что шестеро приговоренных к «вышке» во главе с Бахромом Абдуллаевым не будут расстреляны. Будут помилованы президентом. Тогда я согласился. Я обещал, «Ладно я сыграю эту роль – дам показания против М.Салиха». Мухаммад Салих ранее нам говорил, «если попадетесь в руки тирана, если нужно будет оскорблять меня, то оскорбляйте, т.к. и люди знают правду, все это хорошо знают». Я надеялся, что Мухаммад Салих не обидется, и сделал клевету на Мухаммад Салиха: «Он связан с 16 февраля! Давал 1 млн 600 тысяч! Был спонсором Тахира Юлдаша!» в слезах и рыдая сыграл роль. Лично моя цель была спасти таких, как Бахром Абдуллаев, Абдували Кори Мирзаев, и всех религиозных ученых. Именно министр МВД З.Алматов вызвал меня и обещал «Если дашь показания на М.Салиха, если сыграешь эту роль, эти все не будут расстреляны. И тебе легче будет, выпустят прямо из зала суда». Поэтому, Аллах свидетель, я не ради своего спасения, ради других был вынужден на это. Но они и не выпустили, и дали им «вышку». Потому что те знали эту тайну, именно потому-то и убили, что знали тайну. Но они нам рассказали все эти тайны, так-то и так. Поэтому через вашу радиостанцию, прежде всего прошу прощения у лидера партии ЭРК Мухаммада Салиха, что тогда мы сделали клевету на него.
Мы выноваты перед народом Узбекистана, что обманулись, поверив обещаниям тирана диктатора, играя роль и дискредитируя мусульман. И просим прощения у всего узбекского народа. Клянусь Аллахом, Мухаммад Салих к террору и террористам абсолютно никакого отношения не имеет. Это всего лишь наша политическая слепота, наивность и доверчивость ложным обещаниям З.Алматова. После этих слов если нас расстрелят, то мы – шахиды. Если правозащитные организации защитят, то будем жить. Но кто бы ни защищал нас или нет, от этих слов мы не отречемся».

На экране Мухаммад Салих: «Само утверждение, что взрывы якобы были направлены на убийство президента Узбекистана, уже доказывает, что это явная ложь.
Потому что, каким образом взрывами в пяти разных точках города в разное время можно убить одного человека, никто не может обяснить».

За кадром голос ведущего : После 16 февраля первый удар был направлен против членов ЭРК, второй удар – против лояльных к оппозиции слоев населения. Аресты охватили и территорию стран СНГ. 15 марта в Киеве были арестованы Мухаммад Бегджан и активист ЭРКа Юсуф Рузимурадов. По данным источников, после 16 февраля каримовский режим арестовал около 2000 человек.
Возникает вопрос: «Что же должен был сделать Президент своему народу, чтобы подозревать столко людей в желании убить его?» С первого же дня после взрывов, началась информационная кампания против Мухаммада Салиха.

В те дни в обращении известных писателей, политиков и общественных деятелей России в журнале «Защита свободы и прав человека», в частности были такие слова:
«Со страниц газет, журналов, из передач радио и телевидения Узбекистана льется поток лживых обвинений в адрес Мухаммада Салиха… Все это напоминает самые мрачные годы советского тоталитаризма, травлю А.Д.Сахарова и А.И.Солженицына».
В защиту Мухаммада Салиха и узбекской оппозиции подобное обращение приняла азербайджанская оппозиция, в числе которых были Абульфейз Эльчибей, Иса Гамбаров и другие известные деятели.
36 депутатов Верховной Рады Украины также приняли обращение в защиту узбеской оппозиции.
В числе подписавших письмо были лидеры крымских тюрков Мустафа Джамиль и Руфат Чубароглы.
В эти дни комиссариат ООН по делам беженцев предоставляет М.Салиху и его семье статус политических беженцев, в апреле 1999 М.Салих с семьей отправился в Норвегию.

СТАМБУЛЬСКИЙ СКАНДАЛ

Это произошло перед саммитом-конференцией ОБСЕ в Стамбуле.
Среди приглашенных на конференцию был и Мухаммад Салих.
Узнав об этом, Каримов стал разбивать телефон и тарелки во дворце.
Чтоб успокоить президента, глава МИД Узбекистана А.Камилов предупредил главу МИД Турции о том, что если М.Салих приедет на конференцию, это может еще больше ухудшить отношения двух стран.
Затем направил официальный протест в штаб-квартиру ОБСЕ на приглашение врага Каримова на такое важное мероприятие.

Об этом политическом скандале писала газета «Джумхуриет».
«Узнав о приглашение на собрание ОБСЕ, Узбекистан сделал давление на ОБСЕ и Турцию, чтобы они препятствовали приезду Салиха. В результате ОБСЕ по просьбе Турции решила отозвать свое приглашение, отправленное Салиху».

Так писала газета «Радикал» :
«Антидемократические выходки президента Узбекистана Ислама Каримова бросили тень на саммит ОБСЕ в Стамбуле. Каримов, пригрозив Турции не приехать на саммит, добился отмены приезда своего соперника Мухаммада Салиха. Для приезда Салиха даже был выделен номер в гостинице. После угроз Каримова МИД Турции связалась с Норвегией и предупредила что турецкие власти будут вынуждены Салиха обратно, если он приедет.»

Приезду Салиха был поставлен барьер, и Каримов приехал в Стамбул.
Но не просидел до конца, обиделся на Премьер-министра Эджевита, и улетел обратно в Ташкент.
Каримов со стамбульской обиды вызвал председателя Верховного суда Узбекистана, и повелел засудить М.Салиха.
30 октября 2000 года, Верховный Суд Узбекистана наряду с религиозными оппонентами вынес приговор М.Салиху о лишении свободы на 15,5 лет.
Но и этого показалось мало. Теперь Каримов решил устранить Салиха физически.

ПОКУШЕНИЕ ОТ ПРЕЗИДЕНТА

Об этом смотрите фрагменты из программы ТВ-Центр «Наша версия, под грифом секретно».

На экране кадры из ТВ Центр России. Ведущий документального фильма Михаил Маркелов: «С Вами Михаил Маркелов. В эфире 3-выпуск программы «Наша версия, под грифом секретно». История, которую мы хотим сегодня рассказать, покажется на первый взгляд, неправдоподобной. Но тем не менее хочу предупредить, что все события и герои этих событий реальные.
Сегодня мы расскажем о том, какими способами в Узбекистане борются с оппозицией.
В 2000 году узбекский бизнесмен, бывший сотрудник МВД по имени Бахром Муминахунов, работающий в Москве и делающий хлопковый бизнес вместе с чеченскими партнерами, вылетает в Ташкент.
Туда его вызывают бывшие коллеги по работе, и приглашают на беседу в СНБ, а затем и в Интерпол.
Также и эти представители чеченского народа знали Мухаммада Салиха.
Нашего героя Бахрома Муминахунова представители СНБ Узбекистана просят организовать встречу в Ташкенте с бригадой чеченцев. Он выполняет просьбу узбекских чекистов и интерполовцев.

Ведущий документального фильма Михаил Маркелов:— Что это товарищи, которых были которых вы привезли в Узбекистан?

Бахром Муминахунов: — Эти ребята – чеченцы, имели связь, видимо с Мухаммад Салихом. В общем, закончилось тем, что они мне в аэропорту говорят: «Ты знаешь, нам предложили физически устранить Мухаммада Салиха. Они предлагают за это деньги». (Для этого дела от криминальных авторитетов Узбекистана было взято 2 миллиона долларов. Половина суммы предназначалась для чеченцев, а половину решили поделить между собой директор интерпола Узбекистана Махмуд Хаитов и начальник отдела МВД по борьбе с терроризмом Ботир Турсунов). После того как они уехали, меня вызвал одни из первых людей и СНБ и структуры МВД, которые сказали: «Ну ты же понимаешь, что существуют такие проблемы, что он террорист номер один для Узбекистана, который организовал все эти взрывы на территории Узбекистана. Мы предлагаем тебе, как гражданину Узбекистана, такую вещь, чтобы я занялся этой проблемой…»

Михаил Маркелов: -В каком смысле занялся?

Бахром Муминахунов: -Проблемой ликвидации…

Михаил Маркелов: -Т.е. прощу прощения, вам предложили стать посредником между чеченцами и заказчиками, которые заказали Салиха? Вы сами усматриваете здесь прямую заинтересованность или прямые команды от Президента Узбекистана?

Бахром Муминахунов: -Конечно, потому что такое решение например, ни министр МВД, ни начальник СНБ самолично принять не могут. Это не может быть их личные инициативы. И они этого не скрывают в разговоре со мной, они не скрывают, что это задание Первого лица, что это надо сделать, что это надо исполнить в сроки.

За кадром голос ведущего : Глава чеченцев Хасан Чергизов сообщил о предложении Мухаммаду Салиху. Салих говорит Чергизову «продолжать игру». Этим он планировал разоблачить преступление режима.

На экране активист Сафар Бекжан: Этот человек, нанятый для покушения, приехал сюда в Швейцарию. Я его встретил. Около недели пробыл здесь. Изучили все подробности. И все переговоры с МВД, СНБ мы попросили записать и все доказательства предоставить нам. Так было и сделано.

Ведущий документального фильма Михаил Маркелов:И так заказ был принят. Я бы никогда не поверил в то, что Интерпол Узбекистана занимается координацией политических убийств. Невероятно но это факт. Сейчас вы услышите два телефонных разговора между Бахромом Муминахуновым и Директором Интерпола Узбекистана Махмудом Хаитовым. В первом случае речь идет о деньгах – о плате за заказ. Во втором случае Хаитов требует от Муминахунова доказательств того, что Салих мертв. В телефонном разговоре директор Интерпола Хаитов говорит о «Документе». Под «Документом» подразумевается труп – труп лидера оппозиции Мухаммада Салиха.

Голос Бахромa Муминахуновa за кадром: «Они беспокоятся по поводу денег. Они говорят что где-то в порядке трехсот пятидесяти…
Голос директора узбекского интерпола М.Хаитова за кадром: «Так…»
Голос Бахромa Муминахуновa за кадром «… надо будет наличными… алло…»
Голос директора узбекского интерпола М.Хаитова за кадром: «в Москве, да?»…
Голос Бахромa Муминахуновa за кадром : «Да, в Москве… остальные на счёт…»
Голос директора узбекского интерпола М.Хаитова за кадром: «Хорошо, нет проблем, ты их успокой, я сейчась поеду к шефу, в пять часов…тогда я ему… уже всё, нашли да?..значит…а можно пятьсот отдать налом?..
Голос Бахромa Муминахуновa за кадром : «Пятсоть налом?…
Голос директора узбекского интерпола М.Хаитова за кадром: «Да… ну, в принципе нам разницы нету…»
Голос Бахромa Муминахуновa за кадром : «Хорошо, я понял…»
Голос директора узбекского интерпола М.Хаитова за кадром: «Документ нашёлся?..»
Голос Бахромa Муминахуновa за кадром : «Да…»
Голос директора узбекского интерпола М.Хаитова за кадром: «Хорошо, главное, что нашёлся… Когда я говорю о документе я говорю о человеке, понимаешь, да?
Голос Бахромa Муминахуновa за кадром : «Я понимаю, да…»
Голос директора узбекского интерпола М.Хаитова за кадром: «Я, не говорю, что к нам должен прийти какой-то документ… когда на место идут…находят…выходят компетентные органы, выходят…правильно…
Голос Бахромa Муминахуновa за кадром : «Так…»
Голос директора узбекского интерпола М.Хаитова за кадром: «Компетентные…Устанавлива ют личность…допустим, там полиция, здесь милиция…
Голос Бахромa Муминахуновa за кадром : «Так…»
Голос директора узбекского интерпола М.Хаитова за кадром: «Осмотр делают…он… документ ведь не будет лежать вечно где-то, правильно?..его ведь отдадут… его ведь отдадут хозяевам…чтобы хозеяева его… зарыли в сейф…»

Ведущий документального фильма Михаил Маркелов: Мы распологаем точными датами и фамилиями лиц из Службы насиональной безопасности и Интерпола Узбекистана прилетавших в Москву накануне официального визита президента Каримова. Все эти, так сказать, агенты остонавливались в гостинице «Радиссoн-Славянская. Здесь они встречались с невольным посредником Бахромом Муминахуновым и обсуждали с ним вопрос передачи чеченцам денег на заказ. Сделка не состоялась, посколько, у Муминахунова не было доказательства того, что Салих мёртв. Хотя, со слов узбекских интерполовцев информация об устранение лидера оппозиции уже была передана на верх, Президенту Каримову. Ребята чуть-чуть поторопились…Речь идёт о том, что спецслужбы Узбекистана приняли участие в подготовке политического убийства. Каримовское окружение не в первый раз занимается физическим устранением неугодных. Несколько лет назад в Белоруссии Президент Александр Лукашенко рассказал мне весьма поучительную историю. 4 года эта запись лежала у нас в архиве. Мы сомневались в том, что такое могло быть на самом деле. Теперь уже сомнениям почти нет места.

На экране Президент Белорусии Александр Лукашенко: «Каримов рассказал мне, что его покритиковал какой-то журналист, который работал там, я не помню, это был или его или скорее всего московский… Ну, он что-то там выпад какой-то сделал, не то что здесь был… Он говорит: «мы его достали в Москве и присыпали в Ташкенте… ужас…».

За кадром голос ведущего сопровождается историческими кадрами:   Журналист, об убийстве которого Каримов признался Лукашенко, был Сергей Гребенюк. Узбекские чекисты похитили его в Москве и убили Ташкенте.

ПРАЖСКОЕ ИСПЫТАНИЕ

28 ноября 2001 года Мухаммад Салих по приглашению Радио «Свобода» вылетает из Амстердама в Прагу.
В Пражском аэропорту его арестовывают по требованию узбекских властей.
Он был помещён в тюрьму Панкрас, где когда-то сидели Юлиус Фучик, позднее Президент Чехии Вацлав Гавел.
Ноpвегия была сильно озабочена судьбой Салиха и начала переговоры на уровне глав МИД.

На пятый день ареста посол Норвегии Лассе Сайм встречается с Салихом.

Посол уверяет Салиха, что Норвегия делает все, чтобы вызволить его из тюрьмы, не доводя дело до суда. «Опасность экстрадиции все ещё существует» сказал посол.
Но Салих отказался выходить из тюрьмы, решил дожидаться суда.
Посол постарался ещё раз убедить Салиха в шаткости положения, но Салих был непоколебим. Он сказал, что суд – это единственная возможность оправдаться от клеветы узбекского режима. «Я готов ждать здесь сколько потребуется, пусть узбекская сторона предоставит все документы моей виновности, и пусть суд по ним вынесет решение», сказал Салих. Давление международной общественности на Чехию росло. Президент Гавел вынужден был выступить по радио «Свобода»: «Я уверен, что он не будет выдан тоталитарным лидерам. Я нахожу этот случай очень печальным. Это вредит имиджу нашей Республике».

Но об освобождении Мухаммада Салиха не было чего-либо обнадеживающего.

Собственный корреспондент газеты «Нью-Йорк таймс» Питер Грин писал из тюрьмы Панкрас о своей встрече с Салихом:
«В комнате встреч Панкрацской тюрьмы, за шатающимся столом сидел общепризнанный поэт своего народа, одетый в потрёпанную тюремную униформу пурпурного цвета. А над его головой через решётки был виден кусочек пасмурного неба. Его вина – вызов коммунистическому режиму Узбекистана, его судьба – сидеть в тюрьме, где в свое время сидел Президент Чехии В.Гавел».

Наконец, 10 декабря Президент Гавел сообщил прессе о своём разговоре по делу Салиха с Министром внутренних дел Станиславом Гроссом и сказал, что Салих скоро будет выпущен из тюрьмы до суда.

Мухаммад Салих в зале радио «Свобода и Свободная Европа» провел пресс-конференцию. Салих заявил, что любое решение суда для демократии будет иметь большее значение, чем его жизнь.

«Президент Буш хочет искоренить терроризм, мы можем показать, где эти корни. Это – диктаторский режим» сказал он.

Президент Гавел сказал, что 12 декабря он встретит Салиха в Пражском Замке. Президент Чехии в беседе с Салихом интересовался положением в Узбекистане и планами Салиха.
Салих подарил Президенту свое эссе, написанное в тюрьме.
В конце встречи М.Салих ответил на вопросы журналистов.
14 декабря Городской Суд признал все предоставленные материалы узбекской стороны политизированными, и оправдал Салиха.

Дэвид Холлей из «Лос-Анджелес Таймс» 15 декабря 2001 года писал:
«Справедливость восторжествовала», сказал Мухаммад Салих выйдя из зала суда, «в Узбекистане тысячи людей за убеждения подвергаются пыткам и гонениям».
В среду он был приглашен Президентом В.Гавелом. «Салиху предявлены властями ложные обвинения, на самом деле, он – настоящий демократ и борец за права человека», сказал Президент Гавел».

ТОСКУЯ ПО ТУРКЕСТАНУ…

Мухаммад Салих в свободное от политики время интересовался религиозной литературой. В последние годы он завершил очень важную работу, издав 4-х томную «Историю Пророков» на узбекском.
Лидер оппозиции сторонник воспитания узбекской молодежи на основе достоверных, нескаженных различными религиозными сектами источников.
Положение верующих в Узбекистане Мухаммада Салих оценивает трагичной:

На экране Мухаммад Салих: «Пророк (мир и благословение над ним) сказал: «Наступит день, когда вам придется хранить свою веру как горящий уголь в руке».
Сегодня узбеки-мусульмане находятся именно в таком, предсказанном Пророком, положении. Ийман мусульман под великим испытанием».

За кадром голос ведущего сопровождается историческими кадрами:  Несмотря на все гонения и репрессии, и сегодня партию ЭРК можно считать единственной политической организацией с цельной идеологией, способной объединить нацию.
В ее рядах, наряду с интеллигенцией, рабочие, фермеры, религиозные деятели.
Эти свойства – отражение личности лидера ЭРК. Мухаммад Салих – интеллектуал, человек глубоко верующий, близко знающий сельскую жизнь .
Если бы сегодня у власти была партия ЭРК, то в Узбекистане, возможно, не появились бы религиозные радикалы. Они до своего появления интегрировались бы в общественно-политический спектр в рамках закона, и адаптировались бы в жизни общества. И в Узбекистане воцарилась бы не стабильность на штыках, как теперь, а стабильность подлинная, основанная на национальном единстве.

На экране поэт Гулчехра Нуруллаева: Единственная цель Мухаммада Салиха – увидеть узбекский народ счастливым, увидеть избавление от тирании, ради этого он ведет упорную и бескомпромисную борьбу. То, что есть такие сыны как Мухаммад Салих – это гордость, это счастье узбекского народа.

На экране профессор Тимур Ходжа:Чулпан в своих стихах писал:

«Не плачь, мой народ, что сегодня нет весны.
В грядущем взойдет твоя звезда».
Мухаммад Салих – из таких звезд».

За кадром голос ведущего сопровождается историческими кадрами:  Мухаммада Салих в эти годы испытаний как на Родине, так и в изгнании, с какой бы трибуны ни выступал, с кем бы ни встречался, всегда говорил о боли своего народа. Даже в самые тревожные дни изгнаний он не унывал и не жаловался, а только благодарил Создателя за предписанную ему судьбу. И сегодня его жизнь с семьей полна благодарности Всевышнему. Мухаммад Салих – политик и поэт, посвятивший свою жизнь Туркистану.

На экране Мухаммад Салих:

Путешествуя по миру я не составляю
туристических стихов как все.
Потому что меня покидают ритм и рифма тут же
как я перейду границу моей отчизны.

Потому что, для того чтобы глаза увлажнились,
и сердце наполнилось вдохновением,
мне необходимо пронизывающее солнце
и резко континентальный климат нужен.

Так что, не рассказывай мне о синих морях,
не соблазняй меня пахучими лесами,
я – странное дерево, которое может расти
исключительно на земле Туркестана.

2009

Видео можно увидеть по этому адресу :
http://turkiston.tv/?p=276


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *