Террор «режимный»

Радикализация ислама в Центральной Азии в последнее время вызывает множество споров у специалистов. С одной стороны, бытует мнение, что данный процесс не является опасным, и вообще — говорить сегодня о радикальном исламе в регионе преждевременно. Тем более, что государства Центральной Азии являются светскими, и их службы безопасности пытаются контролировать развитие течений так называемого «нетрадиционного ислама».

Другие наблюдатели уверены, что радикализация ислама в регионе неизбежна, и что к этому мусульман подталкивают непосредственно сами центрально-азиатские режимы, которые, вроде бы, противостоят ему. Корреспондент «Оазиса» Шухрат Маликов поговорил об этом с узбекским диссидентом и литератором, лидером оппозиционной партии «Эрк», Мухаммадом Салихом.

Мухаммад Салих: Термин «радикальный ислам», на мой взгляд, неправильный. Ислам не бывает радикальным или нерадикальным. Ислам есть ислам. Это название религии. Это так же неправильно, как если бы говорили «радикальное христианство». И этот термин вызывает негативную реакцию у мусульман.

Я этот термин понимаю так: определённая группа людей для достижения своих целей создают угрозу жизни другим людям и достигают своих целей радикальными методами. Но не надо это никак соотносить с религией. Религия тут не при чём. Те люди, которые говорят от имени религии и совершают какие-то террористические акты, не должны восприниматься как последователи религиозных принципов. Они это делают как раз вопреки религиозным принципам, принципам ислама. Это противоречие всегда рождает сомнение в искренности западных аналитиков ислама. Здесь наблюдается противоречивый подход к тому, что сегодня подразумевается под «радикальным исламом».

Существует ли в Центральной Азии «радикальный ислам», раз мы уж приняли его как термин? Я думаю, если даже и существует, то способствуют появлению этого радикализма исламских джамоатов режимы, которые своими репрессивными методами по отношению к религиозным джамоатам стали главной причиной рождения этого течения.

Радикализм, я раньше очень часто об этом говорил, в сегодняшнем виде – это полностью порождение, это детище репрессивных режимов, например, в Узбекистане, репрессивного режима Ислама Каримова.

Оазис: Как вы считаете, насколько сегодня ислам и верующие мусульмане могут влиять на ситуацию, например, в Узбекистане? Растёт ли в стране количество приверженцев, так называемого, неофициального ислама?

Мухаммад Салих: Сейчас уже даже люди, которые не принадлежат к каким-либо джамоатам, а просто верующие люди, которые ходят в мечеть, они тоже уже на пороге радикализации. И судя по тем известиям, которые я сейчас получаю, люди уже говорят, что единственный выход из каримовского тупика – это восстание. То есть, об этом это говорят уже простые люди. Не радикальные исламисты, как говорят аналитики, а рядовые граждане – бизнесмены, учителя, колхозники, государственные служащие – среди них тоже уже появляются сомнения в отношении к каримовской власти.

Оазис: Сегодня растёт обеспокоенность исламизацией не только традиционных мусульманских государств, но и стран Европы и Америки. Обыватель напуган терактами, которые совершают мусульмане, причём, зачастую те мусульмане, которые уже родились в эмиграции. Некоторые наблюдатели даже поговаривают о, так называемом, «походе полумесяца», как некоем продолжении, только наоборот, средневековых крестовых походов, тем более, что, как и арабский мир, вообще, так и ислам в частности, на данный момент имеют куда больший пассионарный заряд, нежели европейцы и христианство.

Мухаммад Салих: Я не могу сразу оценить социальную или политическую подоплёку этого нового феномена, но я могу сказать, что культура и религия, они всё-таки, как мировоззрение в некоторых местах не совпадают с другими культурами, создавая иногда неприязнь или как-то сопротивляются ассимиляции. Я здесь вижу, конечно, не только социально-политическую, национально-религиозную, но и иррациональную причину. Этот фактор есть. Но я думаю, что основной фактор заключается в том, что вообще Запад и Восток, всё-таки, ещё не сошлись во мнении, что надо вести открытый и честный диалог. Ещё Киплинг говорил, что Запад, есть Запад, а Восток, есть Восток и с тех пор, к сожалению, положение очень мало изменилось. И когда Хантингтон говорил о столкновении цивилизаций, все говорили, что он пессимист, что он преувеличивает проблему, и я тоже в то время говорил так же. Но теперь я сознаю, что всё-таки в чём-то он прав. Я думаю, что время войн всё ещё не прошло. То есть история не кончилась, и Фукуяма тоже в этом смысле немного поспешил, заявив о «конце истории». История продолжается, а история есть, к сожалению, столкновение культур и мировоззрений. В этом смысле я не очень оптимистичен. Если человек не откажется от расизма, национализма, от эгоистических идей, от своей страсти, от своего эго, если не придёт к какому-то нравственному максимуму, то то, о чём мы говорим – столкновение культур – будет продолжаться.

«Поход полумесяца» лингвистически и логически очень красиво звучит. Действительно, пассионарность, по сравнению с другими религиями, у ислама сегодня очень велика. Действительно, ислам — пассионарная религия, поскольку «Книга» о пророчествах нашего пророка ещё не исказилась и не исказится до самого конца, до судного дня.

В этом наша религия пассионарна, но будет ли это отражаться в «походе полумесяца», я в этом сомневаюсь, потому что идея ислама, это не поход, не войны, а мир, не террор, а благоденствие и спокойствие, то есть мир между людьми и между расами, даже между верующими и не верующими. Ислам не призывает убивать даже не верующих. Некоторые оправдывают свой террор тем, что ислам призывает убивать кафиров. Нет. Кафиры тоже могут жить рядом с мусульманами, но есть у них для этого какие-то обязательства, чтобы жить рядом с мусульманами.

Мухаммад Салих (по советскому паспорту Мадаминов Салай) — известный современный узбекский поэт, политический деятель, диссидент.

Родился 20 декабря 1949 г в Ургенчском районе Хорезмской области Узбекистана. Происходит от известного аристократического рода хорезмских беков (западное бекство). При рождении был назван Мухаммад Салих, созвучно с именем его отца Мухаммад Амин (Мадамин).

В начале «перестройки» Салих становится одним из основателей движения «Бирлик/Единство». В 1989 г он создаёт партию «Эрк/Свобода». В 1990 г становится депутатом Верховного Совета Узбекистана. 20 июня 1990 г по инициативе партии «Эрк» Верховный Совет принимает Декларацию независимости Узбекистана. В декабре 1991 г Салих — единственный соперник президента Узбекистана Каримова на выборах.

После взрывов в Ташкенте в феврале 1999 г он был обвинен в соучастии в подготовке заговора и был заочно приговорен к 15 годам лишения свободы. В 2009 году по инициативе Салиха была учреждена коалиция оппозиционных сил Узбекистана «Союз 13 мая», куда вошли партия ЭРК, организации «Андижан: Справедливостъ и Возрождение» и «Таянч (Опора)».

Википедия

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *