Режим на автопилоте

Правитель Узбекистана Каримов в течении двадцати лет непрестанно хвастается, что он установил в стране стабильность. Но стабильность установленнaя узбекским  диктатором это стабильность кладбища.

Он доказывает, что  это он установил  мир в Узбекистанe, а между тем тот мир, который он подсунул узбекскому народу хуже самой страшной войны. И потому из Узбекистана бегут миллионы людей спасая свою жизнь не только по политическим мотивам, а  по мотивам экономическим.

В тюрьмы Каримова заточены 20 тысяч политзаключённых, большинство которых составляет представители оппозиции и умеренные верующие. Двадцать тысяч политзаключенных один к одному отражает политическую пассионарность населения нашей страны.

Узбекистан на момент распада СССР был самой (после републик прибалтики) политически активной республикой. Уз.ССР приняла свою Декларацию Независимости одной из самых первых среди республик Советского Союза — 20 июня 1990 года. Эта Декларация была принята вопреки препонам ЦК КП Узбекистана и лично Ислама Каримова, который тогда возглавлял ЦК КП Уз. На площадь выходили десятки тысяч граждан с трбованиями именно политическими. Мы сегодня видим в нашем обществе удивительную трансформацию того протестного потенциала. Этот потенциал не уменьшился за прошедшие 22 года, наоборот, увеличился. Поэтому Узбекский диктатор был вынужден проводить с промежутком в 5-6 лет тоталные чистки среди населения, выуживая индивидумов наиболее опасных для режима. Как видите, этих официально недовольных не менее двадцати тысяч. А недоволных не вошедших в список петинциарных учреждений — миллионы.

«Права человека» это самый трагикомичный вопрос в стране. Каримов построил на территории бывшего Уз.ССР большой Независимый Концентрационный Лагерь (НКЛ). НКЛ называют Республикой Узбекистан, но  людям от этого не легче.Политический режим, который соорудил Каримов можно назвать режимом классической диктатуры.

Каримов и окружение знают, что ситуация ухудшается и они лихорадочно ищут новые механизмы контроля над ситуацией.Но их скудный ум и здесь подводит их: «реформы», которые Каримов предложил и провел на уровне парламента и президентской власти, жалки и смешны. Все это не больше, чем предсмертные судороги потерпевшего фиаско и обреченного диктаторского правления.

Мы всё больше убеждаемся в том, что  диктаторы только тогда сойдут с плеч народа, когда народ сам скинет его со своих плеч. Революции в арабском мире хорошо иллюстрируют эту ситуацию. Курултай, который  нас обединил здесь, в Берлине, должен обсудить именно эти вопросы. Мы должны сменить стиль работы, мы должны быть готовы более жестко ответить государственному терорру узбекского диктатора, организовать в стране различные акции неповиновения, подключая все больше протестующих в свои ряды. Внушaет оптимизм то, что уже люди внутри страны нас слышат и откликаются. Появились сотни  волонтеров, которые безвозмездно предлагают свою помощь в нашем деле.

Узбекскaя общественность справедливо критикует нас за излишний либерализм в борьбе с режимом Каримова. Оппозиция, работающая на основе европейских стандартов, надеялась изменить политическую ситуацию посредством выборов.Это было делом бесперспективным. Потому, что институт выборности в Узбекистане давным давно превратился в фарс и надежда победить Каримова путем участия на альтернaтивных выборах в условиях полицейского произвола  — есть мираж. Поэтому мы решили построить систему борьбы, способную противостоять авторитарной природе режима и вынудить его сойти со сцены.

Отныне расстрелять народ как в Андижане мы ему не позволим. Этот трагический урок 13 мая нас учит быть максимально подготовленным к провокациям режима.

Андижанские выступления 2005 года были стихийными,они не были спланированы оппозицией. Каримов воспользаовался этим и безнаказанно убил сотни невинных людей.

Теперь мы знаем, на что спососбен узбекский диктатор когда перед ним безащитные дети и женщины. Но мы увидем, на что он будет способен когда перед ним встанут организованные структуры оппозиции, готовые защищать свои рубежи до победного конца.

Политика государственного терора не оправдала себя.

Как я уже говорил,Каримовская политика государственного терора не оправдала себя. Это дошло не только до самого Каримова, но и до силовых структур — исполнителей волю тирана.

В среднем эшелоне силовых структур недовольных становятся все больше. Заманчивость работать в госструктурах стремительно теряет свою силу. На самом же верху идёт ожесточенная закулисная драка за обладание новых позиций в этой новой ситуации. А запущенная некогда машина гос.террора не  останoвливается, она работает на автопилоте.

Картина напоминает рассказ Франца Кафки где описивается как конструктор Машины Наказания погибает под этой же машиной. Повторит ли судьбу героя этого рассказа конструктор политического режима в Узбекистане, покажает время.

В любом случае, все идёт к лучшему.

 

Мухаммад Салих