Человек из подполья (Каримову в Узбекистане появилась серьезная альтернатива)

Последние три-четыре года о Салихе было мало слышно. Поговаривали, что, в отличие от многих других оппозиционеров, он упорно ищет деньги на реальную подпольную работу, а до того не желает «светиться». Ищет в США, ищет в Турции, ищет в арабских странах…

Неделю назад в Берлине Мухамад Салих собрал на курултай узбекскую оппозицию. Если читатель позабыл это имя, напомню: в 80-е годы, еще при СССР, молодой узбекский поэт Салих стал лидером инакомыслящей интеллигенции в Узбекистане, а затем, в 1991 году, на первых выборах президента в независимом Узбекистане вышел конкурировать с Каримовым в борьбе за высший государственный пост. Это был единственный оппонент бывшего первого секретаря узбекской компартии. Салих, по официальным данным, выборы проиграл, но молодежь не поверила в это и вышла на улицы. Демонстрация в поддержку Салиха была насильственно разогнана, в студентов стреляли. Двумя годами позже сам Салих был обвинен в измене родине и арестован, но под давлением мировой общественности выпущен под подписку о невыезде, и сумел бежать в Турцию. Салиха Ташкент обвиняет в причастности к терактам 99-го года, в связях с Исламским движением Узбекистана (ИДУ), в симпатиях к исламистам и так далее. Среди оппозиционных политиков стран Центральной Азии эта фигура выделяется опытом ведения организационной и конспиративной работы — разве что Акежан Кажегельдин может «конкурировать» с ним.

Последние три-четыре года о Салихе было мало слышно. Поговаривали, что, в отличие от многих других оппозиционеров, он упорно ищет деньги на реальную подпольную работу, а до того не желает «светиться». Ищет в США, ищет в Турции, ищет в арабских странах…

И вот после успешных революций в Тунисе и Египте Салих вышел из небытия и объявил о создании нового оппозиционного движения — Народного движения Узбекистана (НДУ). В СМИ указывалось, что НДУ призвало народ Узбекистана к неповиновению режиму Ислама Каримова. Говорилось и о том, что за движением стоит не кучка фантазеров, оторвавшихся от реальности, а подпольщики, имеющие определенную поддержку среди узбекской элиты, а также сторонников на местах, то есть в областях и районах.

Теперь, в ходе берлинского курултая, проведен учредительный съезд НДУ, избраны руководящие органы. Сам Мухамад Салих, уже в роли политического лидера нового движения, заявил, что видит задачу НДУ в «канализации» протестного потенциала, накопившегося в Узбекистане, и в превращении этого потенциала в реальные акции гражданского неповиновения.

По оценке Салиха, революции в арабском мире изменили политическую и социальную ситуацию в Центральной Азии, так что готовность к протесту возросла, причем особенно это касается Узбекистана. НДУ не хочет крови и не хочет стать причиной кровопролития, но, как подчеркнул лидер нового движения в интервью немецкой медиакомпании Deutsche Welle, призывая людей к акциям неповиновения, НДУ разрабатывает план, как защитить их в случае, если верные Каримову структуры используют андижанский сценарий.

То есть речь должна идти о создании боевых отрядов, народных дружин, о подпольной работе по поиску союзников и сочувствующих в армии, в МВД, в СНБ, наконец, в правительстве. Источники автора говорят, что такая работа на самом деле велась в течение последних лет, и принесла определенные плоды.

Однако руководитель НДУ мыслит шире. Он ищет союзников не только в Узбекистане, но и в других республиках Центральной Азии, а также в Турции, в Азербайджане.

С одной стороны, это прагматично — он рассчитывает на поддержку в случае наступления часа «Ч» и убеждает соседей оказать ее, приводя простой и наглядный пример той цепной реакции, которая происходит в арабских странах. Логика такова: начнется у нас — перекинется к вам, поможете нам — мы потом поможем вам.

При этом Салих ведет себя не просто как оппозиционер в эмиграции, а как будущий победитель.

На курултай узбекской оппозиции Салих пригласил гостей из других стран Центральной Азии. Но тут обнаружилось уязвимое место той конструкции, которую выстроил лидер НДУ — ни казахи, ни таджики, ни киргизы большого интереса к НДУ не проявили. С таджиками дело ясное — реальной оппозиции на Западе, которая могла бы артикулировать политическую программу, нет. Единственный человек, который мог и готов был бы приехать — Дододжон Атовулоев, прячется от преследований Душанбе в ближнем зарубежье и свободно ездить не может. А та оппозиция, которая готова к действиям, сидит либо по зинданам, либо в горах Гарма, и на курултаи не ездит.

С казахами, по словам организаторов курултая, вышла техническая накладка — мероприятие в Берлине несколько раз переносилось, и представители казахской оппозициии не смогли попасть в график.

А вот с киргизами дело обстоит сложнее. Узбекские оппозиционеры и киргизская фронда расходятся во мнениях по принципиальному вопросу о событиях лета прошлого года на юге Киргизии. Хотя, казалось бы, киргизским оппозиционерам на руку позиция Салиха, заключающаяся в том, что за случившееся в Оше и Джелал-Абаде отвечать должны правящие круги Киргизии, и в первую голову правительство и президент. Но, как сказал Мухамад Салих в беседе с автором, НДУ полностью поддерживает отчет международной комиссии Киммо Кильюнена и ждет от Бишкека выполнения рекомендаций, которые эта комиссия дала.
Но фактически между собой узбеки в диаспорах и в самой республике ждут восстановления справедливости в отношении своих сородичей, изгнанных из Киргизии, да еще обвиненных в разжигании беспорядков и национальной розни. А от кого этого ждать? Не от Каримова и не от правительства Киргизии. По информации автора, в этой среде, особенно среди афганских узбеков и узбеков, обосновавшихся в арабских странах, много говорится о необходимости «реванша». Киргизские же политики, в том числе представляющие оппозиционные структуры, настроены резко националистически. Они видят причину крови в узбекской диаспоре, и подозревают узбеков в целом в планах оторвать от Киргизии кусок ее территории на юге.

И эта подозрительность не может не распространиться на НДУ. Логично, что движение, которое делает ставку на физическое противодействие властям в Узбекистане, должно искать пассионарных сторонников, готовых взять в руки оружие. Как тут обойти тех молодых узбеков, которые ушли из Киргизии и злы на Каримова за то, что тот не оказал им, по их мнению, должной поддержки, не защитил?

Эти настроения подпитывает информация, которую селекционируют спецслужбы Киргизии. Как сообщил автору источник в этой республике, там исходят из того, что узбекская диаспора внедряла и внедряет своих ставленников в силовые ведомства, в миграционную службу, а эти ставленники, в свою очередь, поддерживают контакты с ИДУ и с «Хизб-ут-Тахрир» и организуют переброску экстремистов по всему региону, включая Казахстан и Россию, а также взрывчатку, денежные средства и так далее. С этим процессом тесно связаны афганские ячейки ИДУ, и осуществляется он не без участия со стороны спецслужб Саудовской Аравии и Турции.

Конечно, Мухамад Салих при наличии иных необходимых для выполнения его программы условий пока обойдется без киргизских оппозиционеров. Но проблема юга Киргизии, возможно, останется уязвимым местом НДУ. Это движение заявило о себе в качестве нового регионального игрока и, с учетом значения Узбекистана для операции международной коалиции в Афганистане, участника геополитики.

Дело в том, что аналитики тех экспертных структур на Западе, к которым прислушиваются при составлении долгосрочных планов правительства и спецслужбы, исходят из того, что в Узбекистане в любом случае в обозримом будущем следует ожидать серьезной дестабилизации. То, что там «грохнет», специалисты фактически уже выносят за скобки, ставя вопрос о том, как и когда. Но до сих пор отсутствовала реальная альтернатива Каримову, сила, имеющая связи со страной и при этом способная к коммуникациям с остальным миром, в отличие от ИДУ. В 2006 году, когда умер Ниязов, туркменским оппозиционерам зарубежья не удалось показать, что они представляют собой такую альтернативу, да и внешние факторы, и ситуация в самой Туркмении тогда в самом деле сильно отличались от сегодняшних факторов, определяющих расклад сил в Узбекистане.

К нынешней попытке Салиха так называемые «глобальные игроки» отнесутся всерьез. Но вопрос о том, что произойдет в регионе, если допустить, что НДУ удастся раскачать Узбекистан, в первую очередь сведется к анализу того, не повлечет ли это кровавого реванша на юге Киргизии, не усложнит ли это и без того тяжелой ситуации в Афганистане, не лишит ли Запад военных баз в Термезе и в «Манасе». На Западе не забудут и тех разговоров, которые ведутся о контактах Салиха с исламистами. В свою очередь, тут концепция «глобальных игроков» на глазах меняется — как уже писал автор, события в арабском мире показывают, что Запад, и в первую очередь США, переориентируется на примирение и контакты с исламистскими структурами.

Виталий Волков
gundogar.org