Эрозия совести

(Вместо ответа Дадахону Хасанову)

Мне кажется, что-то случилось с человечеством.
Идёт тотальная эрозия совести.
Они теперь лгут значительно легче, чем раньше.
Клевещут, шантажируют более бесстрашно, чем в былые времена.
Лжецы, клеветники и шантажисты находят опору в обществе более устойчивую, чем когда-либо они находили.
Я был поражён, прочитав высказывания нашего бывшего друга, певца Дадахона Хасанова, который был моим доверенным лицом на Президентских выборах 1991 года, который в 1996 году посвятил моей скромной персоне песню, которая начинается  словами «Посвящаю герою нации Мухаммаду Салиху».
Этот наш друг, Дадахон, вдруг обвиняет меня …. в предательстве узбекскому народу!
Я не знаю, какому слову и периоду его жизни надо верить?
Я вижу, снова выплывают ненавидимые мной склоки вокруг истории движения «Бирлик».
Я отвечал на вопросы по этому поводу ещё в 1996 году, видимо, придётся ещё раз повторить их.
Но прежде я хочу сделать несколько экстренных реплик Дадахону, моему другу.
Дадахон пишет что он «уговаривал» меня создать движение «Бирлик», я ,оказывается, еле «согласился» и «написал» программу «Бирлик».
Вам не кажется смешным такое положение? Человек не ведает, что политическое движение должно иметь устав и программу, и когда он узнает об этом, наш певец благосклонно заказывает написать ее мне, как будто я сидел в Союзе Писателей и не знал что делать!
Все это бесстыдная ложь!
Идея свободы была главным двигателем моей творческой жизни. Если кому интересна эта тема, пусть посмотрит на сайт www.muhammadsalih.com. Там все написано как есть.
Правильные факты в высказываниях Дадахона есть. Он точно указал место и время учредительного собрания.
Мы действительно проводили первое учредительное собрание «Бирлик»а в доме Дадахона, потому что он был самым богатым среди нас и имел самый просторный дом с садом.
Дадахон перечислил имена участников собрания верно.
Все остальное он выдумал с неким непонятным мне умыслом.
Умыслом злым.
Потому, что называть преступниками нас, покинувших страну под угрозой смерти может говорить только человек со злым умыслом.
Дадахон Хасан звонил мне в ноябре 1994 года во Франкфурт, и сказал следующее: «Я недавно вышел из подвала МВД, в течение 45 дней меня подвергали допросу и избиению. Следователи требовали, чтобы я дал показания против тебя, и я вынужден был дать эти показания. Иначе, они не выпустили бы меня из подвала. Извини меня. Я это говорю сейчас, чтобы потом, когда все выйдет наружу, не обижался на меня».
Он может отрицать это только в том случае, если он не боится Всевышнего, который был единственным свидетелем нашего разговора, кроме нас самих.
Я поблагодарил Дадахона за искренность и сказал, чтобы он передал и другим политзаключённым, что они тоже могут дать показания против меня, если эти показания помогут спасти их от тюрьмы.
Если Дадахон стоял у истоков движения, как он говорит, что ему мешает возродить это движение вновь?
Он же живёт на родине! Не убежал, как мы!
Почему ты не ведешь людей на улицу?
Не дают власти?
В чем же тогда обвиняешь нас, власти на давали и нам ведь!
Я тоже сидел в том подвале, где сидел ты.
Но я не наговаривал на своих друзей. Слава Аллаху, он мне облегчил мой экзамен.
Я не обвиняю тебя, что ты наговорил на меня в том подвале. И никогда бы об этом не я сказал, если бы ты так беспардонно не обвинил меня в предательстве.
Я желаю тебе остаться человеком, даже если это очень трудно. Желаю тебе не озлобляться, не терять ийман (читай совесть).
Пусть поможет тебе Аллах во всем!

Мухаммад Салих,
10 ноября, 2008