О ГЕЙДАРЕ ДЖАМАЛ

Гейдар Джемаль был на два года старше меня, нас можно считать представителями одного поколения.

Круг наших интеллектуальных поисков, поиск самого себя замыкался почти на одном литературном пространстве. Но мы не встретились с ним в семидесятые годы, когда этот поиск был на пике своем.

Если бы мы встретились, вряд ли мы подружились тогда. Потому что в те годы мы находились на разных полюсах в идеологическом плане.

Нас свёл ислам.

С Гейдаром я познакомился в 2009 году в Стамбуле, он возвращался из Ливана, где участвовал на конференции одной известной религиозной партии. Он был удручен впечатлениями от конференции. Жаловался на узколобость армии мулл, которая назначила себя ответственной кастой за «религиозную чистоту уммы».

Гейдар был радикалом, но никогда не опускался на уровень идеологов толпы, считающих религиозную толерантность слабостью мусульман.

Или наоборот: злился когда мусульмане соревнуясь в толерантности отступали от принципов шариата, подхалимничали перед властителями.

Гейдар Джамал производил впечатление мыслителя постоянно недовольного недостаточностью своего волевого настроя для достижения цели.

Он блестяще справлялся со своими идеологическими оппонентами в дебатах, но радости на его лице не было

Гейдар прошел долгий мировозренческий путь, но обрел душевное равновесие лишь тогда когда он полностью вошёл в ислам. В этом смысле Гейдара я представлаяю как сахаба Омар(р.а.), который первый раз (тайно!) слушал проповедь Пророка(с.а.в).

Омар(р.а) об этом вспоминал так:»Слушая Пророка(с.а.в) я чувствовал как проникал в меня ислам».

Гейдар Джамал выступал за объединения всех течений в исламе. Воистине, это путь, к которому — рано или поздно — приходит каждый настоящий ум.

Гейдар Джемаль был радикалом мысли. Помню его ответ телеведущему одного телевизонного канала России. Телеведущий спрашивает в лоб:» Вы могли бы убить человека?» Гейдар отвечает в лоб»:»Да». Это ответ человека готового отдать свою жизнь за идею. Убить человека означает готовность быть убитым. Гейдар как интеллектуал четко осознавал сакральность смерти. В мазхабе был строгим суннитом. В шиизме же его больше привлекала именно готовность к смерти, к восстанию.

Гейдар был пассионарием, революционером по духу, он искал акшн.

Его активное участие в деятельности исламской партии созданной в Астрахани(1990), в Таджикистана (1991) и других оппозиционных организациях Центральной Азии значительно расширило его взгляд на перспективы политического ислама на территории бывшего СССР.

Начало 90-х годов обещало как будто светлое будущее для политического ислама. Как идеолог Гейдар Джамал был полон оптимизма и надежды Но  прошло несколько лет и надежда эта стала стремительно угасать.

Исключая прибалтийских республик, бывшие советские республики попали в новое рабство, в рабство собственных «независимых государств». Потому что кадровая база коммунистов СССР без ущерба была трансформирована в эти «независимые государства».

Гейдар был человеком искренным, не кривил ни душой, ни языком. Он был культурным в первозданным смысле этого слова. Как доказательство этому, приведу подробности одной из встреч с ним в Стамбуле.

Чтобы познакомить с Гейдаром Джамалом я пригласил домой известного писателя Кадыр Мисроглу. Фигура была историческая. Человек, несколько раз осужденный за оппозицию против Ататюрка и высланный во время военного путча 80-года из страны. Он демонстративно носил красную феску, напоминаю своему окружению что он продолжает не бояться Ататюрка, который когда-то запретил ношение этой османской шапки.

Гейдар очень обрадовался ему.

Мисроглу тоже обрадовался. Но радость Мисроглу была эгоцентричной.

Этот оратор видел в этом философе из России слушателя-жертву. Не успев сесть за софру(дастархан)начал изрекать речь, низвергая один за другим авторитеты как в истории так и философии. Этот человек был  безудержным исламским интеллектуалом. Говорил громовым голосом, как с трибуны.

Все это раскординировало Гейдара, он сидел и краснел.

Я вмешался в ситуацию, чтобы оратор дал слово и другим, например, гостю из Москвы.

Мисроглу сразу отступил, попросив прощение, но видно было, что он молчать будет не долго.

Гейдар видел это и улыбался. Он знал по турецки, но надежды на спокойную беседу с человеком с феской у него не было.

Действительно, Мисроглу окончательно стал единственным оратором в тот вечер.

После отъезда Мисроглу Гейдар любезно принял мое соболезновения. Ведь он тоже был недюжинным оратором и кого-только не побеждал в дебатах в живом эфире. Но в тот вечер он не стал соревноваться с человеком в феске. В этом я увидел очередное проявление исламской культуры московского философа.

ИншаАллаху Таала, наш друг Гейдар прощен нашим Создателем.

Дай Аллах ему место в раю.

Мухаммад Салих

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *